детские
Дима Шпилер - детский психолог, тренер. Официальный сайт.
Дима Шпилер - детский психолог, тренер. Официальный сайт.

Как научить ребенка постоять за себя?

эффективная помощь ребенку в ситуации травли в школе Проблема "как постоять за себя" встречается у подростков гораздо чаще, чем можно было бы представить. Не единичны и даже не редки случаи, когда из-за агрессии одноклассников, по стечению обстоятельств переросшей из ситуативной в хроническую, детям приходится даже менять школу или уходить из спортивной секции. Но это самые-самые заметные случаи, а как правило в жизни подростки, внутренне безумно тяжело переживая складывающуюся ситуацию, внешне никогда не признаются в происходящем. Та же самая неуверенность, которая не дает им качественно и эффективно решить вопрос силовым путем, не даст и признаться в своей слабости внешнему по отношению к ситуации человеку, особенно значимому.

Причин такой ситуации может быть множество - иногда ребенка травят просто из-за слабой социализованности, иногда - его собственные лидерские амбиции приводят к поведению, которое всеми окружающими воспринимается, как вызов, который просто нельзя не принять. Тут необходима работа психолога в тесном контакте с родителями. Однако в ряде случаев на хроническую агрессию сверстников провоцирует очевидная слабость ребенка, его внутренний запрет на агрессию, который невозможно скрыть от жестоких детей с наметанным глазом. В этом случае напрашивающееся решение "запишись в секцию бокса!" не очень эффективно, поскольку по мешку ребенок бить научится очень хорошо, но случайно приложив товарища по тренировке в учебном спарринге, потом будет весь оставшийся день извиняться, а о том, чтобы ударить постороннего человека, даже и подумать не посмеет. Специализированная же работа с психологом в комфортной обстановке кабинета, кажется, вообще не даст никакого эффекта.

В таком случае ребенку требуются, конечно же, тренировки, насыщенные физической нагрузкой и дающие постановку ударной техники, но тренировки индивидуальные, при которых тренер ни на минуту не должен забывать, что поставить подопечному сильный удар - это цель для него вторичная, а главная - сделать так, чтобы он мог свободно этот удар нанести. И тут на помощь приходят как традиционные техники нейгуна для успокоения сознания, так и современные психологические знания.

Я провожу курсы подобных тренировок, но с рядом ограничений.

Пришел китаец с рисового поля после трудового дня, стер со лба пот. Домашние спрашивают: "Чем ты занимался?" - "Я помогал рису расти".
Наутро все родственники выбежали посмотреть - как за ночь подрос рис, но рисовое поле завяло.

Во-первых, я работаю только с детьми и подростками от 8 лет (это самый-самый минимум)

. Многие родители, наблюдая, как их двух-трех летний малыш безропотно отдает совочек каждому, кто захочет его взять, начинают паниковать и судорожно начинают искать ответ на вопроси "А-а-а, как научить ребенка постоять за себя в два года, в детском саду, в песочнице?"

А ведь дети - все разные, и скорость развития у них как физических, так и психических систем различается очень сильно. Один рождается уже с прорезавшимся зубом, у другого первый зуб вылезает в год. Один с года разговаривает фразами, другой до трех молчит, как партизан. И любые попытки форсировать, "ускорить" развитие у ребенка той или иной системы сродни потугам крестьянина из китайской притчи "помогать рису расти".

Поэтому специально концентрировать особые усилия стоит только на том, как постоять за себя уже в школе, и не в первом классе (первый класс - слишком стрессовое время, когда психические усилия ребенку надо затрачивать на социализацию и максимальное принятие новых социальных норм, а не на силовое противостояние им).

Во-вторых, я работаю только с детьми и подростками, которые не имеют ярко выраженных (и при этом неосознанных!) лидерских амбиций.

Дело в том, что часто, примерно в половине случаев по моей личной статистике, корень проблемы агрессивного отношения со стороны части коллектива у подростков лежит не в безответности и внутреннем запрете на собственную агрессию, а, напротив, в подсознательном желании быть таким же, как сами агрессоры, но без достаточной базы под этим желанием (тот самый случай, который "за что они вас? / за то, что мы их не успели"). И такие подростки хотят от тренера именно получить эту базу, мечтая обрести авторитет через то, чтобы стать сильнее всех в коллективе.

Осудили молодого парня. Он идет по коридору, вспоминает наставления старших товаришей - ”Как себя сразу поставишь, так там и жить будешь. С ходу покажи, что ты авторитетный человек!" Входит в камеру и вместо здравствуйте орет:”Все на пол! Живо!” От неожиданности все и правда падают на пол. Только один мужик сидит на параше и не двигается. Парень:”Слышь, а ты кто тут такой борзый?” Мужик отвечает:”А я петух.” Парень:”Пошел отсюда, теперь петухом буду я!”
А это в таком случае, во-первых, невозможно (потому что всегда найдется кто-нибудь старше, тяжелее и сильнее, и человеку придется жить в постоянном страхе потерять с таким трудом завоеванную позицию), а во-вторых - не нужно, потому что решение проблемы отношений с коллективом у ребенка с нереализованным лидерским потенциалом лежит не в борьбе, а в сотрудничестве. Ему нужна работа на отказ от негативизма к установкам и действиям окружающих, на терпимость к подчинению правилам во множестве частных случаев (в первую очередь в тех, где ему известны случаи пренебрежения этими правилами со стороны лидеров состоявшихся), итд. То есть - если и нужна помощь постороннего человека, то это помощь строго психологическая. В кабинете, а не в спортзале. В общем - не моя. И, наконец,

в-третьих, я работаю только с теми детьми и подростками, которые сами воспринимают свой внутренний запрет на агрессию, как проблему, и сами (а не родители!) хотят с ней справиться.

Зачастую дети не желают признавать проблему даже для самого себя. Каждый конкретный случай недопустимого прессинга мучителей они готовы объяснять чем угодно - случайностью, стечением обстоятельств, тем, что в данном случае он (жертва) действительно был неправ, итд. В шестом классе у меня был одноклассник - забитый, замкнутый мальчик, с которым никто особо не общался, но со мной он жил в одном подъезде, поэтому мы поначалу часто возвращались вместе домой и разговаривали. Мы все только что полностью сменили круг общения - новостроечный район за МКАД, ни метро, ни телефонов - и я достаточно тяжело переживал отрыв от школьных друзей; однако спросив мнение этого соседа о его впечатлениях от переезда в новый район, получил совершенно удивительный для себя ответ.

"А что, хороший район" - ответил он. "Не бьет никто..."

Да, такая ситуация тоже встречается очень часто. В случаях, когда у родителей, наблюдающих травлю ребенка другими детьми, сердце кровью обливается, и с языка срывается крик "да убей же их всех!" - самому ребенку хочется только одного. Спрятаться куда-нибудь, чтобы оставили в покое и "не бил никто". В этом случае никакие усилия тренера-психолога не принесут плодов.

Я кратко перечислил те условия, в которых моя работа была бы бесполезна или даже вредна (например, в случае подростка с лидерскими амбициями получаемый от меня ресурс использовался бы для наращивания эскалации конфликта в коллективе, и в результате с большой вероятностью мог бы привести ребенка в такую глубину социальной отчужденности, какой он самостоятельно бы достичь просто не сумел, как в тюремном анекдоте про "теперь петухом буду я"). Но есть и случаи, где индивидуальная работа тренера просто необходима.

Дети ничем не лучше взрослых - во многих ситуациях они даже хуже. Они более жестоки (разве взрослому человеку придет в голову, например, раскрутить кошку за хвост и бросить головой об стену?), более эгоистичны. Жизнь ребенка, выбранного сверстниками для сброса своей агрессии, превращается в ад.

В наше время с этим стало еще сложнее - изощренные юные садисты часто снимают свои подвиги на видео, и весело передают его по школе, а то и выкладывают на Youtube. В результате жертва не только для узкой группы мучителей, а для всей школы и района становится "чмом, которого головой в унитаз макнули".

И если при этом сам ребенок хочет не просто сбежать из этого ада (в другую школу, в интернет и компьютерные игры, а то и не дай Бог, в суицид), а видит желаемый путь решения проблемы в том, чтобы ситуацию переломить, чтобы продемонстрировать обидчикам, что он перестал быть удобным козлом отпущения - ему ко мне. Этот путь вполне реален, и не слишком сложен в освоении - особенно при благожелательном настрое близких людей, в первую очередь родителей.

А выглядеть окончательный переход в новый социальный статус будет примерно так:

© Блог Димы Шпилера / Здоровье

Читать еще:

Оставить комментарий (facebook):
Комментировать через ВКонтакте:

Оставить отзыв с помощью аккаунта Google+:

02.11.17: «Стрепсилс» изымают из аптек: почему и что это для нас значит? (Спойлер: да, в общем-то, ничего)

30.10.17: Подробности об эпидемии пневмонии-2017

25.10.17: Что такое "внебольничная пневмония" 2017 года?

22.10.17: Особенности гриппа "Мичиган" (штамм сезона 2017-2018 гг.)

09.09.17: Чемпионский титул или смартфон? Выбор для подростка

26.08.17: Букеты из чая, кофе и конфет


11.08.17: Готовимся к 1 сентября: Модные букеты 2017

16.07.17: До какого возраста и на каком сиденье необходимо автокресло ребенку. Изменения в ПДД с июля 2017

09.07.17: Влияют ли позы партнеров на вероятность успешной беременности и если да, то как.

02.07.17: Режутся зубки у ребенка: чем снимать боль



Подписаться на новые статьи:





RSS (видео) // RSS (статьи)
Педагогические материалы:

Урок окружающего мира в 4-м классе с применением ?КТ "Скелет и его значение"
контакты
Рейтинг@Mail.ru