Александр Устюгов: «Я тогда чуть не погиб, но даже не понял в какой-то момент, что это» – Звезды

Александр Устюгов — актер-странник. Помимо того, что он постоянно передвигается по стране и миру «по работе», в перерывах между съемками актер тоже не сидит на месте. Может, например, сесть на мотоцикл и отправиться в одиночное путешествие на пару месяцев.

— Саша, когда в тебе проснулся дух странника?

— Не знаю. Он всегда где-то был во мне, дух путника. Мне это нравится, это абсолютно другое. По работе ездить — это прекрасно, это кочевая жизнь, к которой я стремился. А когда ты едешь по своей собственной задаче, в своем собственном графике, это абсолютно другое наслаждение, другие впечатления. Так как у нас очень короткое лето, я стараюсь как-то раздвигать графики и отказываюсь от работы, чтобы иметь хотя бы месяц для путешествий, возможность куда-то съездить.

— Ты не только на самолетах и поездах передвигаешься, но также и на своем мотоцикле. У тебя даже был большой «дальнобой» по России.

— Да, я каждый год совершаю дальние поездки. В позапрошлом году такой «заезд» был знаковым. Это было связано со сбором средств для больного малыша. А прошлым летом я катался просто так, причем на мотоцикле «Урал». Проехал до Мурманска, потом вернулся. Потом в Архангельск, потом опять до Мурманска. И Кольский полуостров, и полуостров Рыбачий были в том направлении… «Урал» позволяет заезжать чуть дальше, чем мой «Индиан». Доехал до крайней точки России, до маяка на полуострове Рыбачий, уже думал, что завершу путешествие во Владивосток, но не получилось. Возник соблазн работой, время закончилось, дожди пошли. И в итоге на «Урале» получилось проехать 14 тысяч километров.

Александр Устюгов стал гостем "Звездной кухни" в прямом эфире МК

— Правда, что ты однажды чуть не погиб, когда совершал поездку на мотоцикле по России…

— Да, дерево падало. Чуть не погиб, это было серьезно. Переезд Киров-Пермь, был ливень. Я в первый раз видел такой дождь, потому что вода была везде: в фарах, в поворотниках, во мне. И в какой-то момент я увидел падающую передо мной сосну. Это было настолько масштабно и непривычно в ночи, в дождь… Ты же все равно какие-то препятствия считываешь, выбегание животного на дорогу или ещё что-то, а тут… в свет фары просто упала сосна. Я даже не понял в какой-то момент, что это, я по встречке ее обошел. И уже понял, что это дерево, когда я объехал это препятствие, которое не перекрыло всю дорогу. Доехал до гаишников, сказал: «Там сосна упала». Они: «А это нормально, там всегда…» Еще видел несколько упавших деревьев, но уже был готов, их просто валило ветром, раскачивало. Был такой неожиданный опыт — в ливни тормозить.

— Ты об этом рассказываешь. Продюсеры твоих проектов читают это, слышат. В контрактах как-то отражается то, что ты ездишь на мотоцикле?

— У всех по-разному. Раньше, где-то в 2000-х годах, мне в каждом контракте прописывали, что я не передвигаюсь во время съемочного процесса на мото. А сейчас как-то все сместилось, сейчас нет таких договоров. В принципе, я на площадку приезжаю на мотоцикле, и никто особо не возмущается. Летом снимали фильм «Столичная штучка». Я даже воткнул свой мотоцикл в кадр, снимался на нем, приезжал на съемки, снимался, уезжал. Это было самое идеальное — все разом, мотоцикл работает немножко.

Устюгов увлекается мотоциклами и периодически совершает на них «дальнобои» по России

— Саша, ты как-то рассказывал, что когда-то, еще в начале своей карьеры, добрался до Москвы из Экибастуза автостопом. А к чему были такие сложности?

— У меня не было выхода, назовем это так. Это не романтика, у меня возникли проблемы с документами. Уже поступив в театральное училище имени Щукина в 99-м году, мне пришлось срочно рвануть в мой родной город Экибастуз (это в Казахстане), чтобы доделать документы, потому что иначе я не был бы зачислен. И в итоге, доехав до города, я понял, что мои деньги закончились. Билет тогда стоил 430 рублей до Москвы, а у меня их не было. И взять было негде. В запасе времени — десять дней. Я понял, что денег не найду, и надо идти пешком, прибегая, где можно, к автостопу. Меня довез сосед до границы с Казахстаном. Дальше с рюкзаком перешел эту границу, чем удивил пограничников. И пошел.

У меня был какой-то собственный рекорд — за 24 часа я прошел 100 километров без остановки, без сна. Дальше, уже за Омском, было все проще, меня перевозили дальнобойщики, передавали из рук в рук бережно. Я ехал спокойно. И даже в Омске я заработал деньги. Я снялся в рекламе, это было случайно. Доехал до Омска с человеком, который ехал на вахту в Тюмень. Он меня высадил, я пришел в общежитие, где жил, когда учился в транспортной академии. Выбежал фотограф, который сказал: «Я тебя везде ищу, у нас тут фотосессия, видеосъемка». Я говорю: «Деньги платят?» — «Да». Сняли большую рекламу «G7 — трубка мира», я там две секунды мелькаю в кадре. Так я и заработал. Но тратить деньги на дорогу не стал. Подумал: раз я вышел и пошел, то было бы интересно продолжить в том же духе. В общем, 22 августа я был в Москве. Десять дней заняло путешествие.

— Круто. Ты добрался до Москвы, обосновался в городе. Почему в итоге перебрался в Питер?

— Я в Москве учился, у меня была мечта, идея окончить именно театральное училище имени Щукина. Потом я служил в РАМТе, а получилось, что по работе я все время находился в славном городе Санкт-Петербурге. В какой-то момент я просто там остался, потому что там я начал сниматься, а сам этот город меня всегда манил своим спокойствием, хмуростью, дождями. А еще круг моих интересов складывается в радиус восемь километров. Поэтому я прекрасно хожу пешком, все рядом. И мне это очень нравится.

Устюгова прославила работа в "Ментовских войнах", но актер не хочет возвращаться к этой роли

— Мне казалось, ты солнечный человек, а Питер все-таки хмурый. Почему он тебе нравится?

— Я не могу объяснить, потому что есть люди, которым Петербург не нравится, и есть люди, которым не надо объяснять, почему тебе он пришелся по сердцу. Всегда говорю: то, что Петербург дождливый и что там плохая погода, придумывают петербужцы. Чтобы туда никто не ездил. (Смеется.) На самом деле я не чувствую особенной разницы между Москвой и Питером, что здесь больше солнечных дней или меньше. Осенью, да, ветер бывает. Поэтому не из-за этого я его люблю, не из-за погодных условий. Атмосфера в этом городе прекрасная, и мне все это нравится.

— Ты сказал, что начал ездить в Питер по работе. Не секрет, что это был сериал «Ментовские войны».

— Да, это был сериал «Ментовские войны», чтобы было понятно: за 11 лет вышло 11 сезонов…

— Ого-го. Не скучаешь сегодня по сериалу? Все-таки ты стал звездой благодаря ему.

— Я не скучаю. Каждая работа должна прийти к своему логическому завершению. В данном случае, на мой взгляд, нужно было заканчивать немножко раньше свое участие в этом сериале. Но в итоге мы продержались с хорошими рейтингами 11 сезонов. Это достаточно много для детективных сериалов. И там было огромное количество других работ: и «Служу Советскому Союзу», и «Дорогой мой человек».

«Он всегда где-то был во мне, дух путника»

— Но прогремел ты первый раз в «Ментовских войнах». Поэтому я и спрашиваю: нет ли желания вернуться?

— Нет. А и невозможно вернуться. Проект закончен. И дело даже не в том, что мы соберемся и начнем снимать 12-й сезон. За это время многое изменилось. Да и я уже не так молод, чтобы бегать по крышам с пистолетом.

— После успеха «Ментовских войн» звездная болезнь тебя обошла стороной или сразила-таки?

— Нет, проскочил, слава богу, всю эту историю.

— Или кто-то помог?

— Нет, я просто не понимаю, что это такое за заболевание. Сознательно играть в это не вижу смысла. А если это происходит на каких-то психологических изменениях, неподвластных самому человеку, то мне кажется, это уже серьезно и нужно обращаться к специалистам. Словом, не понимаю, что это, и даже не хочу об этом думать, потому что мне просто неинтересно.

Поделиться
Отправить
Класснуть
Линкануть
Вотсапнуть
Запинить
Помогла статья? Оцените её
(Пока оценок нет)
Загрузка...
Добавить комментарий