Артем Быстров и Ксения Теплова: «Привыкаем потихоньку к тому, что у нас не один ребенок» – Звезды

Ксения Теплова и Артем Быстров — яркая, талантливая актерская пара. Поклонников, как и внимания противоположного пола, у каждого через край. Тем не менее их чувства друг к другу проверены временем. Недавно их семья отметила пополнение — появилась вторая дочка. Подробности — в интервью журнала «Атмосфера».

— Артем, Ксения, главное событие 2021 года для вас — рождение второй дочки. Сейчас эйфория, которую вы наверняка испытали, чуть-­чуть поутихла за повседневными заботами?

Ксения: Невозможно осознать это событие до сих пор, хотя прошло уже почти четыре месяца. Привыкаем потихоньку к тому, что у нас не один ребенок теперь (смеется), и пытаемся выжить.

Артем: Я стал намного ближе к многодетному отцу. Еще один шажочек, и у меня будет бесплатная парковка в центре Москвы. (Смеется.)

— Артем, знаю, что в день рождения первой дочки тебя не было в Москве, ты снимался. А сейчас удачнее сложилось?

Артем: В этот раз я отвез их в роддом, потом еще навестил. А вот забирает моих детей кто-­то другой. Это уже традиция. (Смеется.)

— Имя Саша сразу придумали?

Артем: Это имя возникло у нас еще в первый раз, но когда родилась дочка, Ксения посмотрела на нее и сказала, что это точно не Саша. Так появилась Мария. А в этот раз мы как-­то особо и не думали об имени. А когда увидели дочку, поняли, что Саша ей идеально подходит.

— Ксения, пару лет назад ты говорила мне, что беременность — это не период безоблачного счастья, как часто его рисуют, потому что все время сопровождают страхи по поводу своего здоровья, ребенка и того, как пройдет главное событие. Сейчас было спокойнее?

Ксения: Страха было не меньше, но поскольку мы уже проходили этот путь, я, наверное, чувствовала себя немного легче психологически.

— А то, что опять будет девочка, вы восприняли с однозначной радостью?

Ксения: В моей семье все девицы, братьев нет. И это огромное количество женщин, конечно, пугает, хотелось бы разбавить. Но, честно говоря, наверное, я как мать подсознательно хотела девочку. Я не знаю, как с маленькими мальчиками общаться, потому что мужчины в принципе по-­другому устроены.

Артем: Так как во мне течет капелька татарской крови, я нахожусь сейчас в собственном гареме, то есть для меня это сплошные плюсы. А мальчик будет, конечно, и не один, и девочка еще одна. (Смеется.) Как можно отреагировать на рождение дочки? Счастлив я, прекрасные маленькие девчушки рядом.

«Так как во мне течет капелька татарской крови, я нахожусь сейчас в собственном гареме. Счастлив я, мои прекрасные маленькие девчушки рядом»

— Марусе уже шесть лет. Почему-­то думаю, что ты таешь от нее и не можешь вообще быть строгим…

Артем: Вообще-­то да, она из меня веревки вьет (смеется), но строгим голосом я могу сказать, и Ксюша тоже, у нее это даже лучше получается. Я обожаю тратить на Марусю деньги, особенно покупать хорошие книжки, сказки Пушкина например. Дочь может уже сама почитать, если очень захочет, но в основном все-таки пока читаем мы ей.

— Вам удается дарить Марусе столько внимания и ласки, чтобы она ощущала себя такой же любимой, как и раньше?

Ксения: Стараемся. Но я сейчас не могу с двумя детьми управляться. Тема в основном занимается Марусей, и читает с ней, и играет, и водит куда-­то, и кормит.

— А как вообще Маруся восприняла новость о том, что у нее будет сестра, и нет ли ревности с ее стороны?

Ксения: Она была счастлива, что появится сестра. И сейчас счастлива, хотя, конечно, ревнует. Просто пока она еще находится в определенном стрессе, ей нужно все это принять. Но она очень любит быть с сестричкой.

— Артем, а ты не ощущаешь недостатка внимания от жены? Бывает, что и мужчина в это время испытывает ревность к ребенку…

Артем: Тут столько хлопот, что не до ревности, поспать бы. И я ни в коем случае не чувствую себя обделенным.

— Ксения, ты уже работаешь. Получаешь такое же удовольствие и рвешься в бой с азартом или пока больше мыслей и чувств отдано малышке?

Ксения: Я, конечно, сейчас больше сосредоточена на дочке. Но если бы я хотела, могла бы уйти в декрет, но я играю спектакли, хоть и не все, и сейчас начались съемки нового сезона «ИП Пирогова». Как мне кажется, азарт у меня есть, но нужно все успеть, Саша со мной, я же кормлю ее. Это все оказалось очень сложно и трудно. Надеюсь, что скоро я привыкну. Главное — желание и спокойствие.

— А на спектакли тоже берешь дочку с собой, и кто тебе помогает с ней?

Ксения: Да, беру. У меня есть няня, а еще муж, который в перерывах между своими съемками и спектаклями самоотверженно помогает. Кроме того, что Тема потрясающий актер, человек, он еще и замечательный отец. Я горжусь им.

— То есть ты можешь оставить Артема с маленькой дочкой без боязни, что он с чем-­то не справится?

Ксения: Да, Тема может все. Я абсолютно спокойна, когда оставляю ему малышку. Даже если он что-­то сделает не так, я знаю, что это ее родной, любимый папа, и он как-нибудь справится. 31 декабря я играла спектакль, няню уже не могла попросить поработать, и Тема героически сидел с Сашей.

— Артем, а в быту ты непритязательный? Никогда не возмущался, если что-­то не убрано, не приготовлено?

Артем: Заходишь в комнату и говоришь: «Почему не убрано?!» Нет, я не такой. А если не приготовлено, ну сварил пельмени, поел, и хорошо. Нет еды, сходил в магазин.

Артему понравилась Ксения еще со времен учебы в Школе-студии МХАТ,но их роман начался позже, в театре. Сейчас у пары двое детей

— У тебя вышли такие замечательные работы сейчас. Можно ли сравнить радость от рождения ребенка, от его первых шагов с получением хорошей роли, успехом, признанием?

Артем: Мне кажется, эти вещи несопоставимы, они из разных категорий. Дети — основа основ. Семья, близкий круг — твой тыл, крепость. Поэтому если моя дочь заговорит, а я в это время буду репетировать хорошую роль или сниматься, то одно другому мешать не будет. Ты же ешь суп, и тебе вкусно, а потом пирожное, и тоже вкусно.
(Смеется.) Мне кажется, не обязательно разделять чувства.

— Ксения, последнее время у Темы просто невероятные работы в кино, взять хотя бы недавно вышедшую «Чиновницу». Ты успеваешь сейчас хоть краем глаза что-­то смотреть?

Ксения: Тема безумно талантлив и невероятно отдается профессии, я его за это очень ценю и уважаю. Я пока не видела «Чиновницу», не до этого обоим, но посмотрела немного «Контейнер», и там он очень мерзкий, отвратительный, я в этом человеке не узнаю своего мужа и не хотела бы узнавать. Я удивлена, что он вообще может быть таким. (Смеется.) Моя мама, Темина теща, заявила после «Охоты на певицу», что она его боится — и боится, что ее дочь живет с таким опасным типом. Я считаю, это лучший комплимент, который он получил после этой роли.

— Ксения, ты же знаешь, сколько романов возникает между партнерами, особенно на съемочной площадке. Тем более играя любовь, как говорят все, нужно хотя бы немного влюбиться в партнера…

Ксения: Конечно. Без этого вообще нельзя. Если по роли я должна влюбиться в партнера, то начинаю приукрашивать его, культивировать его достоинства. Это дает мне возможность лучше сыграть.

— А как при этом не перейти черту?

Ксения: Если у тебя есть любимый муж и все хорошо в личной жизни, пусть и не идеально, но есть основа, то дальше съемочной площадки это не зайдет.

— Артем, а что происходит у тебя?

Артем: Есть такой анекдот про Дастина Хоффмана и Лоуренса Оливье со знаменитой фразой: «А вы играть не пробовали?» Нет, технологии актерского мастерства верны, кто-­то так это делает, кто-­то сяк, но надо быть адекватным человеком. (Смеется.) В другие ворота не ходить очень просто — не надо туда ходить!

— Как ты себя чувствуешь в любовных сценах и всегда ли согласен с тем, что они необходимы?

Артем: Раньше было сложнее, сейчас проще, и ты совершенно права — надо понимать, зачем они нужны. Если это добавляет что-­то, ну, посветишь своей пятой точкой, тем более она у всех одинаковая. (Смеется.) И, конечно, когда снимается талантливая красивая актриса, да еще и страстная любовная сцена есть, разве это плохо? (Смеется.) А мне грех жаловаться на партнерш: и Света Ходченкова, и Ксюша Теплова, и Вика Толстоганова, и Анна Шепелева, и Вика Исакова, и Клава Коршунова…

— У Ксюши не было таких уж откровенных сцен, по-­моему…

Артем: Она в каждом фильме любовь играет, но прямо откровенно, нагишом, не снималась.

— В «Гранде» она безумно пикантна…

Артем: И безумно беременна. (Хохочет.)

— Ксения, как?! Ты же в «Гранде» всех соблазняешь, с декольте и в чулках, я ничего не заметила.

Ксения: Я снималась до пятого месяца, у меня уже был виден живот, и мы все время прикрывали его то папочкой, то сумочкой. Было смешно: я иду по коридору, у меня третий месяц беременности, и ничего еще не видно, а вхожу в кабинет уже с животом (снимали это на пятом месяце). Даже платье было невозможно застегнуть. Мы не знали, что делать, придумывали какое-­то жакеты, пальто. В общем, целая эпопея. А еще была сцена драки, где меня таскали по полу на спине. К нам специально приезжали каскадеры, но больше меня волновались мои партнеры, которые несли за меня ответственность и должны были с беременной актрисой драться. А когда надо было меня снять по пояс в бюстгальтере, подклеивали накладной живот с кубиками пресса.

Ксения – москвичка, продолжила актерскую динас-тию.Артем из нижнего новгорода, в его семье никто не связан с этой профессией

— А как ты смотришь в фильмах откровенные сцены с Артемом? Вот даже в «Чиновнице» они весьма впечатляют…

Ксения: Признаюсь, я не люблю это смотреть. Все мое впечатление от его игры улетает, когда он даже целуется с другой женщиной. (Смеется.) Я моментально ревную.

— Насколько вы честны и откровенны по поводу работ друг друга? Бывает, что что-­то не нравится?

Артем: Когда я смотрю на сцене или на экране на близких мне людей, я перестаю быть адекватным. Это, видимо, моя профдеформация, я начинаю за них сильно волноваться, и поэтому мне не может что-­то не понравиться. Например, мы ходили на премьеру спектакля «Заговор чувств», где одну из главных ролей играет Алексей Красненков, мой друг еще с Нижнего Новгорода. После у меня было ощущение, что я вагоны разгружал. Настолько у меня была напряжена спина — и весь я.

— Ты хотел бы, чтобы Ксения вышла на тот же уровень известности и шикарных ролей, как у Исаковой, Ходченковой, допустим?

Артем: Я хотел бы, чтобы Ксюша снималась еще больше и в прекрасных ролях, потому что у нее это отлично получается. Но сколько замечательных артистов вообще не снимается, сидит в театрах, поэтому, мне кажется, все у нее хорошо, и дай бог, будет еще лучше.

— То есть если бы она стала очень известной, и больше, чем ты, не испытывал бы никакой актерской ревности? Известны такие случаи…

Артем: Люди разные, для кого-­то важно, чтобы у него было лучше, для кого-­то, чтобы у другого все было хорошо, кто-­то отдает себе отчет, что скандалы происходят на этой почве, а кто-­то нет. У нас нет зависти. И если бы Ксюша снималась триста шестьдесяьт пять дней в году, я бы просто на Мальдивах жил с дочерьми. (Улыбается.)

— Ксюша, ты уже в хорошей форме, вернулась в прежнее состояние до родов?

Ксения: Пока нет, но боялась, что будет хуже, я обязательно вернусь в свою форму. Придет время, спортом займусь, а пока работа мне в этом помогает.

— Артем, а тебе больше нравится, когда Ксюша худеет или когда формы чуть округляются?

Артем: (смеется) Она мне нравится всякой, и с формами, и без. Главное, что она человек-­фейерверк.

— И этот фейерверк никуда не исчез сейчас? Женщина же часто превращается на какое-­то время в наседку.

Артем: Нет. А куда он денется? У нас наседка с огнем. (Смеется.)

— Повезло твоим девочкам, у них такой веселый папа и муж. Ты в принципе оптимист?

Артем: Я верю в лучшее, хотя со временем все тяжелее это делать.

— Если ты пришел со съемок или репетиций в загруженном состоянии, что для тебя лучший релакс?

Артем: Полежать рядом с детками или решить какую-нибудь их сложную проблему, и тут же все встает на места. И вообще детишки, как и вся семейная жизнь, заботы, они же есть, и все. Надо это понимать и внутри как-­то распределяться. Зашел домой, все, никаких загрузок, никаких разгрузок.

— Но у вас с Ксенией случаются бурные конфликты…

Артем: Каждый день. У нас все по расписанию (улыбается), чтобы не скучно было. Детей в кровать, а сами на кухню ругаться.

— Из-­за чего может произойти ссора?

Ксения: Из-­за чего угодно. Просто накапливается усталость, эмоциональное, психологическое напряжение, и человек срывается на близких. Это нормально, я иногда даже не реагирую, понимая, из-­за чего все произошло. Но мы отходчивые оба, вспыхнули и быстро остыли.

«Моя мама, Темина теща, после «Охоты на певицу» заявила, что она его боится – и боится, что ее дочь живет с таким опасным типом»

— Ты помнишь, как впервые увидел ее? Ксения говорила, что ты поначалу был ей даже неприятен…

Артем: Я только-­только приехал из Нижнего Новгорода, поступил на второй курс. И буквально в начале сентября зашел в аудиторию 22, где был концерт группы «Мека» студентов четвертого курса. И вот там я и увидел Ксению Викторовну. Такая звезда, мне она казалась недосягаемой.

— Роман у вас начался намного позже, уже в МХТ, но тогда ты вообще не попытался что-­то делать, как-­то отодвинуть ее поклонников, которых, знаю, было много?

Артем: Нет, конечно. Прошло долгое-­долгое время. Я уже начал работать в МХТ, и вдруг она мне приснилась, как будто позвала. И я пошел в стратегическое наступление. И из Праги, куда мы ездили с гастролями спектакля «Белая гвардия», я ей привез 3D-открытку начала ХХ века, достаточно сомнительного свой­ства. (Смеется.) Она, кстати, сохранилась у нас. И закрутилось, завертелось, а потом мы вместе с Ксенией Викторовной поехали в Прагу. Там было чудесно, это удивительный город.

— А Ксюша мне рассказывала раньше, что ты каждый день дарил ей цветы, и этот напор ее сразил. Кстати, откуда у молодого актера деньги, приходилось чем-­то жертвовать?

Артем: Были деньги — покупал цветы, не было — что-­то другое делал. Я как раз тогда отснялся в «Дураке», так что имел возможность покупать букеты. Но это все не важно, можно действовать и по-­другому.

— Ксения, а тебе сейчас хватает внимания, романтики?

Ксения: Если мне не хватает, я это требую. Пытаюсь сделать так, чтобы оно было. (Смеется.)

— Получается?

Ксения: Иногда получается, иногда нет.

— Артем, а ты сейчас помимо создания хорошего настроения в доме, помощи с дочками чем-­то удивляешь жену?

Артем: Конечно, становится сложнее это делать, но надо стараться, потому что это верный путь.

— А Ксения умеет тебя удивить?

Артем: Ксюшка вообще каждый день удивляет. С ней жить — просто веселье, не знаешь, куда свернешь сейчас и где окажешься. (Смеется.)

«Накапливаются усталость, психологическое, эмоциональное напряжение, и человек срывается на близких. Но мы с Артемом отходчивые оба»

— Обращаешь ли ты внимание на то, как она одета? Есть у тебя свои предпочтения в ее одежде и не запрещал ли ты ей что-­то носить?

Артем: Не запрещал. Мне кажется, когда я начну это делать, мне надо будет проверяться у психотерапевта. (Смеется.) Единственный предмет женского гардероба, который мне в принципе не нравится, но его, к счастью, нет у Ксюши, — это розовые или леопардовые лосины. Жена все сама выбирает, еще и мне советует, как одежду сочетать. У нее прекрасный вкус.

— Ты замечаешь на ней новую вещь?

Артем: Я не замечаю, когда она постриглась, а вот наряды вижу.

— А когда она сменила цвет волос, оценил?

Артем: Из блондинки в брюнетку? Это все-таки я могу еще заметить. (Смеется.) И мне очень нравятся эти перемены, быть брюнеточкой ей больше идет.

— Артем, Ксюша открытая, искренняя, эмоциональная. При этом ты считаешь, что хорошо ее знаешь?

Артем: Она для меня открытая книга, которая пока не напечатана до финала. А какие-­то загадки друг для друга искусственно создавать — зачем? Проще, выше, легче, веселее! (Улыбается.)

— За эти годы жизни проявилось ли что-­то в Ксении, чего ты вначале в ней не замечал?

Артем: На самом деле, когда Ксюша приходит домой, она превращается в Медузу Горгону (смеется), у нее отрастают змеи, чешуя, хвост, и если посмотришь в ее глаза, каменеешь. Если серьезно, мы же взрослеем, чуть-­чуть меняемся, и это нормально. Мы приобретаем опыт, в нас появляется что-­то новое, но кардинальных изменений нет.

— А у тебя, Ксения, было ощущение, что ты Артема хорошо узнала, и знаешь ли сейчас досконально?

Ксения: Я думаю, что чувствую его, но не могу сказать, что хорошо его знаю. Я изучаю его, мы продолжаем знакомиться. Сначала мы встречались, это была одна жизнь, потом стали жить вместе, появился один ребенок, потом второй… Это все трансформации, которые рождают в нас и наших отношениях что-­то новое.

— Слушаю вас и понимаю, что у вас, несмотря на усталость и трудности, еще тянется счастливый шлейф столь важного события…

Ксения: Да, и думаю, он будет длиться еще какое-­то время.

Артем: Мы на полном подъеме выжатых родителей. (Хохочет.)

Поделиться
Отправить
Класснуть
Линкануть
Вотсапнуть
Запинить
Помогла статья? Оцените её
(Пока оценок нет)
Загрузка...
Добавить комментарий