Милана Тюльпанова: «Когда его не стало, почва вылетела из-под ног» – Звезды

– После непростого развода вы уверяли, что больше не выйдете замуж. Сегодня не поменяли своего решения?

– Только глупый человек не меняет своих убеждений. Но по поводу брака, я пока что придерживаюсь той же позиции. Это вопрос риторический. Потому что одно дело выйти замуж в 20 лет, потому что тебя воспитывали подобным образом, было осознание того, что это главная жизненная цель. Теперь это вообще не цель. Это должно быть просто по обоюдному желанию, глобальным поступком подтвердить желание идти по жизни вместе, быть верными друг другу. С этой точки зрения я рассматриваю брак. Но только не ради каких-то целей.

– Сейчас вы в соцсетях обсуждаете тему ментального здоровья. Женщины делятся с вами своими тяжелыми историями, чтобы не чувствовать себя одиноко?

– Я не думаю, что женщины, да и мужчины в том числе, делятся своими тяжелыми историями только для того, чтобы не чувствовать себя одиноко. Идея этого челленджа не в общности, его цели совсем другие. Во-первых, это открытость, возможность каминг-аута. Когда ты признаешь трудности в своей жизни и рассказываешь о том, как тебе удалось их преодолеть, тебе становиться легче. Во-вторых, это увеличение толерантности, и принятия терпимости в нашем обществе.

– Почему решили затронуть эту непростую тему? Можно сказать, что толчком к этому был непростой развод с экс-супругом футболистом Александром Кержаковым?

– Это была совокупность событий в моей жизни: и развод, и смерть отца, и беременность в очень трудный для меня жизненный период, роды, похищение ребенка. Многие обстоятельств стали причиной того, что я стала много и яро говорить о необходимости профилактики ментального здоровья.

– Сегодня вашему сыну Артемию уже 5 лет, удалось остаться ментально здоровой после многолетней судебной тяжбы со знаменитым футбольным папой?

– Ментальное здоровье можно сравнить со здоровьем физическим. Ты можешь быть в хорошей форме, но если ты не будешь тренироваться, следить за своей диетой, регулярно заниматься спортом, а будешь иметь пагубные привычки, чревоугодничать, твое тело перестанет быть подтянутым, кожа станет дряблой. То же самое и с ментальным здоровьем. Его надо поддерживать, им надо заниматься. Для меня самым действенным фактором является самоанализ. Я занимаюсь им ежедневно, благодаря ему удается проработать многие моменты, и в жизни самоанализ мне часто помогал. Учитывая все обстоятельства и трудности, а также их последствия, которые мне удалось преодолеть, я считаю, что сейчас мое ментальное здоровье находится на хорошем уровне.

– В своей книге «Убей в себе жертву» вы признавались, что у вас были отношения с Кержаковым еще до брака. Для многих стало открытием, что и там вы тоже были в роли жертвы. На ваш взгляд, почему некоторые становятся жертвами?

– Я рассказала об этом, чтобы провести некую аналогию. Непройденные жизненные уроки имеют свойство повторяться только уже в более масштабных формах. Одна и та же ситуация будет перетекать из одного периода в другой, пока ты не проработаешь ее, не сделаешь выводы, не вырастешь над собой и не пойдешь дальше в свою прекрасную жизнь. Я сейчас очень четко вижу все эти параллели, и паттерны моего поведения были примерно одни и те же. Поэтому не был бы на месте моего мужа Саша, был бы другой человек с подобной патологией, и закончилось бы все примерно так же. Возможно, с чуть менее трагичными для всех последствиями. Но все же созависимые отношения никогда не заканчиваются ничем хорошим.

– Как разрушить этот сценарий? И возможно ли это сделать самостоятельно, без длительной психотерапии?

– Безусловно, психологи оказывают свое влияние. Они могут дать знания, упражнения, практики, которые, возможно, заставят вас увидеть ту или иную ситуацию под другим углом. Но я не могу сказать, что знания специалистов повлияли настолько глобально, чтобы изменить меня. У меня был путь глубинного самокопания, бесконечных вопросов, риторических ответов. И спустя время, путем анализа, пришло осознание многих моментов. Например, наша голова склонна гиперболизировать огромное количество ситуаций и проблем. Если научиться контролировать свою голову, подходить ко всему, понимая собственную значимость и имея к себе уважение, то многого, в том числе и неправильных отношений, можно избежать.

– Все ведь идет из детства? Может ли ребенок самостоятельно противостоять тому, что из него воспитывают будущую жертву?

– Да, все идет из детства. Поэтому родителям важно стараться воспитывать детей в максимально здоровой атмосфере. И неважно, полноценная ли это семья или ребенка воспитывает один родитель, а второй, например, видится с ним по графику. Главное — атмосфера. А атмосферу полноценной семьи, где пьют, бьют и унижают, вряд ли можно назвать здоровой. В такой семье маловероятно вырастить психологически здорового человека, и в его жизни будет много травматичных ситуаций, которые скажутся на его отношениях, на самооценке, на том, как вырастить своих собственных детей. Люди 40+ в силу привычек и социума, в котором они росли, не привыкли ходить к психологам. Для них мир очень линейный. Сколько я ни замечала, достаточно сложно поменять поведенческие сценарии в голове. Нынешнее поколение в этом плане более мобильно, лояльно, восприимчиво. И здоровое общество уже не кажется такой далекой целью, к которой мы придем через 100 лет. Это вопрос нескольких десятилетий. Сможет ли ребенок вырасти не жертвой в ситуациях, когда его вынуждают заслуживать любовь — нет. Он вырастет жертвой. Только сам, начав работу над собой и своей головой, он из этой ситуации сможет выйти.

– Как родителям понять, что они неправильно воспитывают ребенка? Где та грань?

– Грани в целом слишком расплывчатые, да и для каждого они будут свои, все индивидуально. Я не могу дать гайд, из которого будет понятно, где вы переступаете грань в воспитании своего ребенка, а где ее соблюдаете. Базовые составляющие — это умение вести с ребенком открытый диалог и приучение ребенка к тому, что любая ситуация обсуждается. Нет смысла замалчивать, дуться, плакать, обижаться. Все можно решить в формате диалога. Чем раньше ребенок это будет понимать, тем лучше. Он сможет выстраивать в дальнейшем нормальные коммуникации с людьми. Также я против насилия в любой форме. Толкнуть, дать подзатыльник или ударить по попе не считаю для себя правильным. Не понимаю, почему насилие в отношении взрослого осуждается, а для ребенка считается воспитательной мерой? Мы все люди, мы все равны и не важно, маленький человек или взрослый. Для меня важно не строить вечного авторитета и строгого родителя, важно помнить, что вам по жизни идти в месте. С ранних лет я стараюсь быть своему сыну другом, подурачиться и побеситься, если надо, а где необходимо «включить» родителя. Строгих правил и методов в воспитании ребенка у меня нет.

– Многие советуют сразу же подавать на развод, если муж хоть раз поднял руку на жену. Согласны с такими советами? Или можно и нужно работать над отношениями?

– Все зависит от ситуации. Бывают отношения, где оба партнера просто эмоционально нестабильные и психически незрелые. Могут быть и рукоприкладства, и другие проявления. Но бывает и долгоиграющее домашнее насилие, когда подавляется воля и человек принуждается к определенным действиям. Давайте не будем забывать, что говорить — просто. А взять и сделать — сложно. Для этого нужна определенная воля, отвага, уверенность в том, что ты делаешь все правильно. Выйти из созависимых и деструктивных отношений, из тех рамок, в которых ты привык жить, стоит большой силы воли. Женщины, которые на это идут, большие молодцы. Уйти из таких отношений, действительно, непросто. И сразу уйти из них никто не может. Но у каждого человека рано или поздно наступает тот предел, когда нет больше сил терпеть, и ты уходишь.

– Два года назад вы, по вашему признанию, очень тяжело переживали смерть отца, Вадима Тюльпанова. Сегодня горечь утраты поутихла?

– Да, мне тяжело давалась папина смерть, равно как и весь тот период жизни, принятие, изменение жизненных ценностей и ориентиров, обычных укладов. Но я считаю, что это привело меня к психологической зрелости. Без таких периодов не бывает роста. Сейчас горечь утраты утихла.

– Какую роль сыграл в вашем становлении отец?

– Отец сыграл большую роль. Он был масштабной личностью, и когда ты растешь и формируешься рядом с такой личностью, начинаешь видеть свою жизнь глобальнее. Ты не замыкаешься в каких-то рамках, а видишь много возможностей для реализации, для размаха планов и желаний. Ты видишь, что в жизни, действительно, возможно многое. Этим меня отец вдохновлял. Я и сама во многих отношениях такой человек. Папа был для меня, безусловно, личностью, важным человеком в моей жизни. Он был глыбой, скалой, на которой держалось все. Поэтому, когда его не стало, почва вылетела из-под ног.

– Вообще, какой совет вы бы дали всем отцам девочек?

– Любить, избегать нездоровой критики, проявлять свою любовь, говорить о ней, обнимать, целовать ребенка, гладить по голове, хлопать по плечу, говорить, как он рад, что у него такая дочь. Для девочки вообще важна уверенность в себе, чтобы не было плохих сценариев по жизни. Отец — тот человек, который должен ей это привить, чтобы потом не было длительного самоанализа и походов к психологам. Важно показать примером семьи, каким должен быть мужчина, чтобы девочка все это проецировала на себя и в дальнейшем выбирала себе ментально. Также важно прививать желание к независимости и самостоятельности. Это одна из базисных характеристик психологически здорового и взрослого человека.

– Бывший муж обвинял вас в употреблении запрещенных препаратов, неадекватности и пытался лишить вас родительских прав на сына. Тяжело было противостоять таким обвинениям?

– Мне было в принципе тяжело с той нестабильной и расшатанной психикой. В таком состоянии человек очень уязвим. Это как противник на поле боя: если он ментально слаб, то сколько бы оружия, силы и доспехов у него не было, ты сможешь его нейтрализовать. Поэтому все, что происходило тогда со мной, меня очень сильно разрушало. И я разрушалась и внешне, и внутренне, разрушалась как человек, как личность. Мой рост начался позже, когда этот путь в никуда дошел до определенной точки, и я смогла остановиться. Мне сложно поддаваться анализу того времени, так как я переживала непростые времена. Сейчас я уже взрослый человек, и я обладаю достаточными знаниями любви к себе, чтобы больше не допустить такого, чтобы меня ранили и сделали больно. Любовь в любом ее проявлении — это всегда хорошо до того момента, пока это делает тебя лучшей версией себя, наполняет и мотивирует. Но когда это работает тебе в ущерб и такие отношения являются для тебя триггерными, их нужно заканчивать. Для этого нужно растить здоровую самооценку.

– Вы не скрываете от сына об открывшихся фактах вашей совместной жизни с Александром, среди которых было домашнее насилие, киднеппинг, клевета и прочее?

– Я от сына ничего не скрываю. Но он пока ничего не спрашивает. Я не планирую создавать для него каких-то ролей, когда ему нужно будет занимать чью-то позицию или отстаивать мою ушатанную честь. Я считаю, что он должен понимать произошедшие ситуации, уметь их анализировать, делать выводы. В его жизни таких обстоятельств не должно быть вообще!

– Как вообще надо говорить с детьми о таком? Они должны знать, что происходит между родителями или лучше жить в «мире розовых пони»?

– В розовых очках они все равно будут жить в силу детского инфантилизма. Не стоит вешать на детские неокрепшие умы те обстоятельства, которые они не смогут воспринять. Но я не являюсь приверженцем того, чтоб дети росли в информационном и далеком от мира вакууме. Мой сын может услышать и повторить матерное слово. Я ему объясняю, что так делать не нужно, и это не хорошо, но каких-то длительных разборок я ему не устраиваю. Это то, что есть в нашей жизни, и избегать таких вещей неправильно. Говорить надо, обсуждать надо с точки зрения пищи для ума. Но только тогда, когда ты видишь, что твой ребенок готов анализировать.

– Вы вообще много времени проводите с сыном?

– Для меня важно развитие моего сына! Я забочусь о нем и его физическом и ментальном здоровье. У него плотный учебный график. Но в нем всегда есть время на игры и мультики. Недавно он попросился отвести его на занятия по футболу (ну что, кровь не водица) я с радостью его повела, также он занимается английским, математикой для малышей, русским. В учебе я его стимулирую наградами и призами за новый взятый рубеж знаний. Я считаю это правильно. Чтобы получить ту или иную игрушку он должен выучить новые слова, решить примеры по математике или выучить стих. Все это ему преподносим в игровой форме.

– Если сыну Теме что-то не нравится, как поступаете?

– Если Тема что-то не хочет или ему не нравится мы разговариваем, я объясняю ему, что не обязательно добиваться чего-то скандалом и слезами, всегда можно сказать: «Мам, я не хочу, потому что…». Я считаю правильно учить ребёнка диалогу, к сожалению, этому не учили нас с детства и много травм, которые возникают в отношениях и недоговорённостей именно от того, что нас не учили общаться друг с другом — в этом суть в том числе ментального Здоровья.

– Вы продолжаете терапию? А что с антидепрессантами?

– Я пропила антидепрессанты 9 месяцев и отказалась от них. Сейчас в моей жизни много физических нагрузок, которые помогают мне разгружать голову. Плюс режим дня, плюс полный отказ от алкоголя помогают думать здраво и рассуждать стратегически, строить планы. По крайней мере, четко обозримые и реализуемые в ближайшем будущем.

Поделиться
Отправить
Класснуть
Линкануть
Вотсапнуть
Запинить
Помогла статья? Оцените её
(Пока оценок нет)
Загрузка...
Добавить комментарий