Наталья Фенкина: «Кино — это жизнь, подсмотренная в замочную скважину» – Звезды

Наталью Фенкину зрители знают как актрису, у которой за 25 лет работы в кино и на театральной сцене — 34 проекта и 14 главных ролей. А еще она мама пятерых (!) детей, основатель актерского агентства, преподаватель НИУ ВШЭ по работе с камерой и автор курса для юных талантов «Первые шаги в кино». Как она успевает везде и всюду?

– Наталья, вы сейчас работаете с детьми, считая, что развитие творческих способностей влияет на их социальную адаптацию и формирование индивидуальности. Как и когда вы решили основать свой авторских курс для юных талантов?

– Начать, думаю, надо с того, что я сама была творческим и нестандартным ребенком. Например, я сама попросила своих родителей, чтобы меня записали в музыкальную школу. Сама поступила и училась очень хорошо. Мне нравилось все, даже сольфеджио. Обычно дети не хотят и противятся занятиям музыке, а я этого очень хотела.

– И каких высот добились в музыке?

– Я хотела поступать в консерваторию и быть пианисткой. Но в 14 лет я играла концерт, посмотрела в зал мельком, увидела, что люди на меня не смотрят, а лишь слушают. И меня, как подростка, это возмутило. Я подумала, что играй вместо меня кто-то другой, они продолжили бы слушать. Меня это не устроило. Придя домой, спросила у родителей, какая есть профессия, чтобы меня замечали, смотрели на меня. Мама предположила, что это актриса. И тут, как в пьесе «Пять вечеров» А. Володина «у меня в груди будто колокол ударил» ©. Я решила стать актрисой.

– Вы были общительным ребенком?

– Я вписывалась во все творческие движения в школе, у меня было сильное творческое начало. В детстве, в семье, была свобода выбора. Родители на меня не давили. Я могла заниматься всем, чем захочу. У них была такая установка. Поэтому творчески я была очень развитым ребенком. Что я любила делать еще: я выходила во двор и собирала всех детей в округе, будучи еще сама ребенком.

– Получается, вы — лидер по натуре?

Ну, да. Я их собирала и устраивала различные игры. Все игры, которые тогда существовали в нашем детстве во дворах, всем этим заведовала я. Всем все нравилось и мне тоже было по душе организовывать их досуг. Потом я поступила в театральную студию при городском театре, я тогда жила в Севастополе. И придя туда, тоже собрала вокруг себя детей, которые там уже учились и заявила, что я хочу сделать спектакль))

Они пришли в недоумение, но я сказала, что у меня прекрасная идея и она непременно должна быть воплощена. Правда, не тут-то было, дети возмутились: мол, что это такое, кто это к нам пришел и раскомандовался. Был, как сейчас говорят, небольшой буллинг. Мне объявили бойкот. Но из-за того, что у меня была хорошая самооценка и опора на себя, меня это не сломило вообще никак. Сейчас вспоминаю и думаю: какое счастье, что так все вышло, это еще больше закалило мой характер и я поняла, что главное — я есть у себя. Этот случай мне запал в душу, когда я растила своих детей — я взращивала внутреннюю самооценку, внутреннюю опору для того, чтобы, когда дети попадали в такие же ситуации, могли бы не обращать на них внимание и идти дальше, следуя своим целям. В 16 лет я поступила в театральный институт в Москве с первого раза — благодаря этой свободе, благодаря самооценке, творческому своему началу. Мама, когда я собиралась поехать в Москву, предлагала подумать о каком-то запасном варианте, например, о педагогическом вузе или музыкальном. Но я ответила: «Для кого тогда эти театральные институты строились, если не для меня, кому тогда в них учиться, если не мне?» Поэтому все вопросы были сняты, и я поступила с первого раза, на что была и настроена. Поступила в Щепку, окончила этот вуз. И точно так же поступила в театр к Арцибашева, с той же опорой, ощущением и состоянием того, что мир мне по колено и все мне доступно, все возможно. И стала ведущей актрисой тетра. 16 лет проработала в театре под руководством великого мастера. Переиграла весь классический репертуар: русский, зарубежный. Снималась в кино, у меня 14 главных ролей. И параллельно я строила свою семейную жизнь. У меня сейчас уже пятеро детей, к которым у меня с самого начала был индивидуальный подход. Это было осознанное решение. Я их не воспитываю. Не строю их. Не устанавливаю рамки и правила, а даю им свободу. Но какую? Я всегда говорю: твоя свобода заканчивается там, где начинается свобода другого человека. Нужно, чтобы все было экологично, гармонично, не токсично и счастливо. И вот в этом здоровом и гармоничном поле, по сути, они растут. Они, кстати, все снимаются в кино у меня. Кроме старшего сына. Он не захотел, а я не настаивала. И это несмотря на то, что я владелица актёрского агентства и помогаю в продвижении детям и актерам, которые начинают свою карьеру в кино. Но если сын не хочет, я не настаиваю, это мой принцип. Например, у меня дети не любят настольные игры, делать поделки, что-то творить руками, а любят петь, танцевать, общаться с людьми. И в это мышление — «Я окей, и мир окeй», я погрузила их с самого раннего детства. И если мы внутри себя знаем, что все со мной в порядке, все окей, и с миром все окей, то тогда и жизнь наша будет такая же. Тогда они могут свободно разговаривать со взрослыми, задавать вопросы, не будучи наглыми и навязчивыми. Это очень импонирует людям. Они видят, что дети свободны и при этом талантливы. Я всегда выделяю их особенности и таланты, и говорю им об этом, чтобы они это слышали и знали, понимали. В пандемию, когда все встало, в том числе и кинопроизводство, я развелась с мужем и осталась одна с пятью детьми, поэтому задумалась, а что мне еще можно попробовать. Подумала: в кино я реализована, а почему бы мне не помочь детям, которые тоже хотят сниматься. Тем более, когда я была маленькой, я очень хотела сниматься в кино и не понимала, как туда можно попасть ребенку. И вот я решила, что теперь могу помочь детишкам.

None

– Часто бывает, что это родители хотят, чтобы их дети снимались в кино. Сложно с такими мамами-папами общаться?

Ко мне приходили некоторые родители с неким нарциссическим расширителем, когда они перекладывали свою мечту на плечи ребенка. У меня был мальчик, которому нравилась физика, а не кино. Я разговариваю с мамой, а она меня не слышит, глаза горят, говорит, что он хочет, но пока не понимает. Я не спорила, мальчик действительно был артистичный, но он не хотел становиться актером. А это очень важно. Какой бы человек не был талантливый, нужно, чтобы он этого хотел.

Словом, я начала общаться с детьми, записывать им актерские материалы и поняла, насколько большую роль играют родители — это факт. И как они могут из своей любви удушающей очень сильно подавить ребенка. Ребенок может даже оказаться в зажиме, робким, неуверенным в себе. И это при том, например, что передо мной сидит красивая девочка, на первый взгляд, у нее все хорошо, у нее прекрасные родители, благополучная семья, но ребенок перепуган и зажат. И этой девочке не то, чтобы в кино сложно будет сниматься, ей жить будет сложно.

– И что вы предприняли?

– И вот тут я начала мягкую просветительскую работу с родителями. В том плане, что я говорила им: «Я вижу, как вы любите ребенка, вижу, что хотите для него лучшее, но прислушайтесь к нему, к нему самому, чего он сам хочет» У меня очень много случаев в моей практике, когда родители мне потом звонили или писали: «Наташа, огромное вам спасибо, я как на сеансе у психотерапевта побывала. У нас наладились отношения с ребенком. Он расцвел. Я от него отстала. Сейчас у нас все хорошо». Хотя, признаюсь, у меня нет психологического образования. Но после моей работы с людьми у них появляется любовь, взаимопонимание и доверие. Это самое важное. И тут я поняла, что владею каким-то Х-фактором, с помощью которого я могу влиять не только на свою жизнь, не только на жизнь своих собственных детей, но и на жизнь тех, кто находится вокруг меня. И я начала запускать своё обучение. Наставничество. Это не запись, я работаю «вживую». Набираю группы детей и работаю с ними и их родителями. И это не только кино, это и раскрепощение, и освобождение. По сути, я разработала свой метод работы, который позволяет ребенку открыть и освободить в себе свои творческие способности. И это все я делаю с помощью актерских техник. Я говорю детям, что кино — это жизнь, подсмотренная в замочную скважину. В кино играть нельзя! В том понимании слова, в котором его понимает обыватель. Когда ко мне приходят дети, я вижу, что родители с ними уже «поработали», вижу какие-то наигрыши, какую-то показуху. Поэтому я всегда говорю, что это не годится. Если зрители это увидят в кино, то просто выкинут попкорн, встанут и уйдут, пойдут в парк гулять. Потому что это скучно и неинтересно). Наша задача основная — сделать так, чтобы никто не догадался, что мы актеры, чтобы все подумали, что это по-настоящему. И вот этот момент очень оздоравливает и освобождает детей. Они это понимают. У них и так уже есть всё, чтобы развиваться творчески. Не нужно ничего больше, не нужно сверхъестественного. Каждый ребенок аутентичен, талантлив изначально. И главное, что мы, взрослые, можем сделать, — это дать им свободу, дать им чистую экологичную атмосферу, чтобы они могли расцветать, развиваться и расти.

None

– Ваши собственные дети тоже обучаются по вашей методике? Они довольны?

– Конечно! Кто-то учится в школе образовательной, кто-то находится на домашнем обучении, потому что все дети разные. Один снялся в Питере в полнометражном фильме в главной роли. Ему 15 лет. И ему было сложно в старшей школе, скажем так. Потому что он очень творческий человек. Очень свободный, не системный.

– Но это социум, о котором вы говорите и к которому готовите детей…

– Согласна, но социум, он разный. Я вижу про своих детей, что они не будут айтишниками, не будут в бухучете, и такой социум им не понадобится. Зачем их мучить?

– Я понял: они у вас творческие и неусидчивые.

– Да. Поэтому я поговорила с сыном, сказала, что есть альтернатива — сдавать аттестации самостоятельно за каждый класс и учиться самостоятельно. Он очень был рад этому. Мы забрали документы из школы и оформились в школу, где можем сдавать онлайн. Сейчас он спокойно учится, снимается в кино. И он счастлив! Я вижу, как он расцвел! В школе он был подавлен системой. Сейчас это смелый, талантливый молодой человек, который делает то, что любит — снимается в кино.

None

– В кино удается сниматься, время остается?

– Конечно. Я же действующая актриса, параллельно снимаюсь. Не могу сказать, что не вылезаю со съемочной площадки, но снимаюсь в главных ролях. В общем, когда есть интересные роли и проекты, я соглашаюсь с удовольствием. А предложения есть. И скоро вы всё увидите!

Поделиться
Отправить
Класснуть
Линкануть
Вотсапнуть
Запинить
Помогла статья? Оцените её
(Пока оценок нет)
Загрузка...
Добавить комментарий