Психологические игры: почему мы в них вступаем – Психология

Любая психологическая игра — это прежде всего цепочка действий, имеющих предсказуемый ход. Ключевым моментом является скрытая мотивация, так называемый «крючок», который служит пусковым механизмом для получения той или иной эмоции. Игрок даже не всегда осознает, зачем совершает то или иное действие, но есть и те, кто действует осознанно, с целью испытать определенные эмоции и подпитаться энергией. Как правило, это представители публичных профессий и хорошие провокаторы.

Ловись, рыбка!

«Пни меня!» — игра, участниками которой становятся люди с внутренними установками на роль жертвы. Например, в любой школе есть ученик, который становится изгоем и мишенью для всякого рода насмешек. Такой ребенок, сам того не осознавая, притягивает в свою жизнь людей, которые его унижают. Он словно приглашает других в эту игру, занимая позицию жертвы, закидывает «крючок», который агрессоры рады проглотить. Когда человек играет в игру «Пни меня!», он усиливает свое убеждение: «Чтобы получить чье-либо внимание, меня должны отвергнуть». И получает поглаживание (внимание), к которому привык в детстве.

Существует подвид этой игры, который называется «Поношенное платье». Женщина делает все, чтобы выглядеть никчемной и жалкой, находит всевозможные причины, чтобы оставаться материально несостоятельной. Она будто притягивает людей и ситуации, помогающие ей продолжать эту игру. Одна из моих клиенток, бухгалтер Марина, вышла замуж за мужчину, которого ей приходилось содержать. И как бы он себя ни вел, будь то рукоприкладство, моральные унижения или алкоголизм, она находит всевозможные причины, чтобы продолжать эти нездоровые отношения.

«Почему он все время напивается? — жалуется мне другая клиентка, 42-летняя Ирина. — Моя жизнь словно ходит по кругу. Сначала он пьет, не зная меры. И как я ни стараюсь ему помочь, все без толку. Потом на какое-­­то время он успокаивается и снова начинает нападать на меня, требуя выпить».

В этой игре алкоголик играет роль Жертвы. Он много пьет, не знает меры, он зависим. Жена исполняет роль Спасителя. Она контролирует количество выпитого мужем, ругает его, прячет от него алкоголь, иногда сама выпивает с ним («чтобы ему меньше досталось»). В общем, находится в классической роли созависимого. Потом их роли меняются, муж становится Преследователем, которому не дали выпить, а жена Жертвой, которая портит ему жизнь своим контролем. Когда он вновь уходит в запой, жена становится Преследователем, а он Жертвой.

И так они могут играть бесконечно, пока одному из них не надоест. И кто-то из них не прервет сценарий. Часто бывает, что такие отношения длятся всю жизнь. Ирина может уйти от мужа, бросив играть с ним в эти игры. Но, не поняв причины, по которой она создала такой союз, велика вероятность того, что она найдет такого же зависимого супруга. Зависимым он может быть не только от алкоголя или наркотиков: он может быть игроманом, трудоголиком, бабником.

Играя, мы избегаем по-­­настоящему близких отношений. Мы исполняем роли, в которых заведомо все определено

Ирина продолжает играть, потому что она получает вторичные выгоды от пьянства мужа. Когда муж трезвый, Она ходит по струнке, он суровый, нервный и злой. А когда супруг напивается, то становится добрым, всех любит, дарит комплименты и может позволить супруге делать все, что она пожелает. Казалось бы, все в выигрыше, всем хорошо. Но с годами муж пьет все чаще, запои все длиннее, он уже поднимает руку на домашних. С детьми отношения портятся. Проблемы растут как снежный ком. Игры второй и третьей степени приводят человека в тюрьму, в психдиспансер, к смерти.

Не виноватая я!

В психологической игре ход переходит от одной роли к другой. Наши реакции предсказуемы и заранее определены. Мы только ходим своим привычным образом и получаем свой родной знакомый результат. Отличие лишь в том, что выигравших в этих играх нет.

Стивен Карпман разработал простую, но чрезвычайно эффективную программу для анализа игр — «Драматический треугольник». Ее идея заключается в том, что в играх люди играют одну из следующих сценарных ролей: Преследователя, Спасителя и Жертвы.

Преследователь — это человек, который унижает и принижает других людей, считая их стоящими ниже себя. «Со мной все в порядке, а с тобой — нет». Спаситель также считает других ниже себя, однако предлагает свою помощь, исходя из своего более высокого положения. Он рассуждает так: «Я должен помогать всем этим людям, так как они сами не в состоянии себе помочь». Главный выигрыш Спасителя — чувство собственной значимости и нужности.

Жертва сама ощущает свое приниженное положение. Иногда она ищет Преследователя, чтобы он унизил ее и поставил на место. В других случаях Жертве нужен Спаситель, который поможет ей и подтвердит убеждение в том, что она сама не может справиться со своими проблемами. Происходящее общение в рамках треугольника — это довольно эффективный способ не брать ответственность за свои решения и поступки и, более того, получать за это в награду мощные эмоции.

Как правило, люди редко осознают, что они способствовали запуску игры. Лишь на заключительной стадии игрок может спросить себя: «Поче-му это опять случилось со мной?» Характерной особенностью психологических игр является то, что участники испытывают неприятные чувства, связанные с обменом скрытыми транзакциями. В них всегда есть момент неожиданности или замешательства (смущения), когда игроки меняются ролями.

Игры всегда повторяются — обстоятельства могут меняться, но паттерны (привычные способы поведения) остаются теми же. Как правило, участники играют в небольшое число любимых с детства игр с различными людьми и с разными вариациями интенсивности.

Играя, мы избегаем по-­­настоящему близких отношений

Почему мы играем в игры

Еще будучи ребенком, каждый из нас принимает ранние решения о себе, о людях и о мире. Сценарий своей жизни мы пишем до восьми лет (по некоторым версиям, до шести лет). Мы решаем, как будем жить, как строить отношения, выходить ли замуж или жениться, иметь детей или нет, быть успешным или неудачником. Эти решения являются единственно возможным способом существования и выживания в том мире, в котором живет ребенок. Поэтому когда мы во взрослом возрасте входим в сценарий, то снова и снова хотим убедиться в «правильности» собственных сценарных убеждений. Каждый раз, когда мы играем в какую-либо игру, то подкрепляем и усиливаем эти убеждения. Эти установки были единственно возможными в той ситуации, но во взрослой жизни они начинают мешать нам развиваться. Мы словно ходим по кругу, не понимая, почему каждый раз наступаем на одни и те же грабли.

Вступая в игру, мы хотим избежать первичной боли, а на самом деле с годами только усиливаем собственные страдания. Кажется, что мы создаем безопасное, привычное пространство вокруг себя. Но эта безопасность на самом деле ложная, так как она может привести к весьма тяжелым последствиям. Поэтому лучше пересмотреть свой первоначальный опыт, чем наполнять жизнь болезненными ситуациями снова и снова.

Играя, мы избегаем по-­­настоящему близких отношений. Мы исполняем роли, в которых заведомо все определено. Жизнь полноценная, наполненная искренними чувствами, переживаниями, глубокими отношениями, проходит мимо. Ранние детские решения, которые приводят к неприятным последствиям, так и останутся деструктивными. И, всеми силами стремясь к счастью и гармонии, мы все равно будем создавать вокруг себя нездоровые отношения, злиться, печалиться.

Выход из игры возможен. Начните отслеживать повторяющиеся события в своей жизни. Осознайте свои вторичные выгоды, проанализируйте мысли, чувства, потребности. Сразу скажу, что самому это сделать довольно сложно, у меня ушли годы на поиск ответов в книгах, на тренингах, в Интернете. Вам могут помочь квалифицированные психологи, которые мягко и бережно зададут нужные вопросы.

Чтобы разгадать причину наших неудач, нужно понять, в какие игры мы играем, какие ранние решения хотим подтвердить, и насколько эффективны эти стратегии в настоящем. А поняв, мы уже можем выбирать, следовать ли им дальше или пора принять новые решения.

Играя в игры, мы привычно что-­­то сказали, привычно отреагировали, привычно испытали неприятные чувства. Только давайте задумаемся, есть ли в этих играх жизнь, есть ли искренние близкие отношения, есть ли мы сами, с нашими истинными желаниями, потребностями, чувствами?

Нет! В играх всего этого нет. А есть роли и есть сценарий, как в театре. Сценарий, у которого нет счастливого конца, а есть драма и опустошение.Так стоит ли продолжать играть? Выбор за нами. И радостно, что этот выбор у нас есть!

Поделиться
Отправить
Класснуть
Линкануть
Вотсапнуть
Запинить
Помогла статья? Оцените её
(Пока оценок нет)
Загрузка...
Добавить комментарий