Саша Санта: «С Полиной Гагариной меня многое связывает» – Звезды

Саша Санта — настоящий волшебник! Именно благодаря ему таланту увидели свет песни, которые мы привыкли слушать в исполнении наших известных артистов. Он выходит на сцену и сам: две его песни «Счастливыми» и «Время жить» очень полюбились слушателям. Как признался артист, в последнее время его вдохновляют «мотивашки», он счастлив — ведь у него появилась семья. Кстати, свою жену Саша тоже встретил благодаря творчеству.

– Почему Санта? Какие интерпретации вы слышали?

– Ой, сколько прикольных интерпретаций я уже услышал.Самый популярный вариант, конечно же, новогодний. На втором месте «святой», что означает в переводе с итальянского и испанского. Но все значительно проще, чем всем кажется. В 2013 году я пел в группе, которая называлась «Санта-Барбара». Тогда, кстати, я впервые представлял Россию на конкурсе «Новая Волна» в Юрмале, а в 2017 мне повезло снова там выступить уже сольно. Так вот, друзья и прозвали Сантой. Поэтому над творческим псевдонимом долго думать не пришлось. Сегодня это уже как моя вторая фамилия. Даже мои дети иногда думают, что они тоже Санты (смеется).

– Ваши песни исполняют Сергей Жуков, Григорий Лепс, Полина Гагарина, Стас Пьеха, Сергей Пенкин, Akmal’, с кем проще, а с кем сложнее работать?

– Вообще каждый из артистов, с которыми мы сотрудничаем, для меня любим и уникален. Как мэтры, так и начинающие ребята. Всегда интересно, как тот или иной музыкант прочувствует и споет песню, которую я уже исполнил сам в демо. Интереснее всего, конечно же, работать с теми, кто хочет познакомиться лично, кому мы интересны. Всегда приятно слышать добрые слова, похвалу от артистов, которых знает абсолютно каждый человек. Бывают и другие исполнители, которые выкупают песни и вообще ни слова о нас. И более того, себя называют авторами написанных нами песен. Это их право, мы не обижаемся. Нас всегда заряжает коннект. К примеру, высылаешь вариант куплета какой-нибудь песни, и артист говорит: «Вааау! Вот это круто!». Нам потребовался где-то год, чтобы осознать, что мы реально хорошо пишем, наши песни хотят, за наши песни сражаются разные артисты. Я собрал очень сильную команду из классных ребят, где каждый занимается своим делом, выполняет важные функции и делает это с огромной любовью и трепетом.

– С Полиной Гагариной удалось записать дуэт или договориться о нем? Слышал, что вам этого хотелось бы.

– С Полиной меня очень многое связывает. Во-первых, я был ее большим поклонником еще со времен «Новой волны». Мой первый записанный кавер — это песня Полины «Morning» для конкурса в VК. Я всегда мечтал спеть с ней дуэтом. Я знаю наизусть практически все ее песни. Таких артистов у меня немного. Можно сказать, что я большой поклонник ее творчества. Поэтому, когда нам предложили написать для нее песню, я был в шоке. И, получив от нее классный фидбэк по демке, которую мы выслали, я был на седьмом небе от счастья. Я думаю, что моя мечта точно сбудется. Кстати, когда я участвовал в «Муз раскрутке» на канале МУЗ-ТВ, там было условие, что одного из победителей выберет ведущий этого выпуска. Как вы думаете, кто был ведущим и кого выбрали? Меня (улыбается). Значит, у нас все взаимно. И я надеюсь и верю, что наша совместная работа случится.

– Всегда думал, что Жуков сам пишет композиции, как вам работается с этой отечественной звездой?

– Сергей — один из немногих, кто делится своим опытом, много секретов рассказывает, учит. Я считаю, что нам очень повезло с учителем. На протяжении 20 лет он один из немногих собирает огромные стадионы. Я с детства слушал «Руки Вверх!», это прямо то детство, когда я еще учился в первых классах. Когда все сходили с ума и во дворах из окон на громких колонках звучали «Чужие губы» и «Алешка». Мог ли я тогда подумать, что ежедневно буду слышать этот такой уже родной голос в голосовых сообщениях: «Сашк, а давай-ка вот так лучше сделаем?». У Сергея классная чуйка. Например, я высылаю ему песню, которая в целом, как мне кажется, не его… А он говорит: «Давай здесь вот так, здесь этак, тут мелодию немного меняем» — и она в момент превращается в песню группы «Руки Вверх!». Магия (улыбается).

– Артисты что-то пытаются дополнить от себя, сделать свою аранжировку? Ваше отношение к этому?

– Я очень лояльно к этому отношусь. Есть такое выражение — кто платит, тот и заказывает музыку. Это прям в точку в прямом смысле. Мне очень важно, чтобы каждый член моей команды отработал проект, а как это будет звучать — это уже, конечно же, вкус и желание артиста, который будет исполнять эту песню.

– Откуда появился ваш девиз: «Верь в себя!»

– Потому что без веры никак. Это не только касается карьеры. В моей жизни были разные периоды — и хорошие, и плохие. И я точно знаю, что без веры в неприятные времена я бы просто не выжил. Сейчас мне все больше и больше хочется петь «песни-мотивашки», я их так называю. Всем нам нужна поддержка, любовь и вера в то, что все будет хорошо. Банально, но ведь правда?

– Вы действительно считаете, что все гениальное рождается случайно?

– Думаю, что да, но не всегда. Мне кажется, что гениальное рождается в такой формуле: 50 процентов ума плюс 50 процентов души. Если ума будет хотя бы на 10 десять процентов больше, то гениальности уже не случится. Так же и в обратном порядке. Гениальное, как мне кажется, рождается в легкости, вдохновении и желании.

– На вокальных шоу вы были и участником, и экспертом. Кем больше нравится быть и почему?

– Мне, если честно, уже никак не нравится. Я в стольких конкурсах уже побывал, что точно убедился в своем таланте и понял: пора идти дальше. Хватит петь чужие песни, нужно петь свое. Я благодарен этому опыту, потому что в своей профессии я многому научился именно благодаря конкурсам, но это всего лишь одна из возможностей заявить о себе. Я раньше любил соревноваться, но после нескольких неудачных кастингов, а после — уже очень ярких конкурсов решил, что их достаточно, дальше буду искать и петь свой материал. Быть экспертом — это всегда очень субъективно. Это вкусовщина. У каждого из участников есть набор тех или иных талантов. Мне очень жаль, что победителями делают тех, кто громче, техничней — и все такие одинаковые тембры. Я, будучи экспертом, на начальных этапах вставал практически за каждого конкурсанта, потому что я знаю, как это морально тяжело, как важна поддержка в этот момент. Но уже в полуфинале и финале включал строгость. У меня всего один критерий — и это точно не про вокальные данные. Я отталкиваюсь от эмоций, которые испытываю во время выступления конкурсанта как обычный слушатель, не как человек, который решает чью-то судьбу. Трогает меня, забавляет, хочу ли я найти в соцсетях этого человека, интересно ли мне будет наблюдать за ним, потрачу ли я деньги на выступление этого артиста, буду ли слушать этот голос снова и снова в наушниках? Мне кажется, цель конкурсов должна быть такая — найти яркую интересную личность, с определенным набором талантов. А пока что побеждают только лишь громкие и техничные вокалисты, о которых мы забываем спустя пару дней.

– Почему грустные песни о несчастной любви поете от третьего лица?

– Я вообще все реже и реже пою грустные песни. Мне кажется, странно петь о несчастной любви, когда у меня счастливая семья, замечательная жена и две доченьки. Возможно, это слишком по-философски, но я чувствую, что должен петь от первого лица песни про любовь. А вдруг сбывается? Вдруг напророчу? (Улыбается)

– В чем ваше счастье?

– Счастье — это возможности. Возможность иметь хорошее здоровое тело, возможность иметь семью, которая заботится о тебе, настоящих друзей, с которыми будешь хохотать полночи, возможность использовать свои таланты, заниматься любимым делом и получать за это деньги, возможность путешествовать, изучать мир, возможность дарить и получать подарки.

Чем радуют дети, Александра и Виктория, какие таланты видите в них?

– Девчонки мои очень коммуникабельные и общительные. Любят спорт, танцы, рисовать и обожают внимание окружающих. Шурка порывается петь давно, но, мне кажется, что у нее это временное. Хотя, кто знает. А Викуся любит переодеваться в платья и танцевать. Шурка не нравится учиться школе, но нравится играть в нее дома и быть учительницей для Вики. Это точно не в нас, потому что и я, и супруга Таня учились хорошо. Обе наши девочки ходят на гимнастику. У Вики практически с рождения хорошая растяжка. Первое, что она вам покажет — это шпагат и мостик. А Шурка закидывает ногу даже в супермаркете, чтобы все оценили, как она это делает. Это забавно.

– Кто из них больше похож и чем на папу, а кто на маму?

– Шурка точно копия мамы. А Викуся моя. Когда Таня родила Вику и прислала мне первое ее фото, я был в шоке. Такое сходство с моими детскими фотографиями! Просто одно лицо. Потом, когда она уже начала взрослеть, она немного поменялась. Губы у нее от Тани, а все остальное так и сохранилось от меня. Мне приятно осознавать, что на свете появился человек, который сильно на меня похож. Кстати, у нас с ней очень много общих «приколюх». Я лет до 10 точно просил гладить мне руки, и если никто не гладил, я делал это сам, даже во сне. Когда Вике был уже где-то годик, она начала делать то же самое. Один в один. Надо же так? Меня такие сходства очень восхищают. Вообще, я считаю, что с детьми стал более живым и насыщенным что ли. Те вещи, на которые я раньше вообще не обращал внимания, сейчас приводят в меня состояние дикого восторга. Это круто! Всем советую (смеется).

– Супруга Татьяна поддерживает вас?

– Таня всегда меня поддерживала и поддерживает. Наше знакомство с ней случилось, когда я искал концертного директора. И тогда один знакомый мне ее посоветовал. Так мы и начали работать. Она была со мной в очень разные периоды моей жизни, и я очень ценю, что она всегда рядом, за ее заботу и поддержку. Я считаю, что мы не просто так встретились. Если существуют родственные души, и мы все обо всем знаем, прежде чем родиться, то мы точно с ней такие. Я уверен, что благодаря Тане смогу по-настоящему понять, кто я и что могу вообще сделать для себя и для других. У нас с ней очень сильная связь.

– Чем вас восхищает супруга?

– Таня — суперкоммуникабельный профессионал в своем деле. Плюс она умеет делать миллион дел одновременно, и я восхищаюсь тем, как легко ей это дается. Я бы хотел иметь такой навык, мне кажется, что это круто.

– Случаются недопонимания?

– Как и во всех семьях и коллективах. Нам повезло, мы вместе работаем. Прежде, чем мы перестали часто ссориться по рабочим моментам, прошло достаточное количество времени. Мы учимся понимать, уважать мнение друг друга. Раньше все было проще: я — босс, Таня — работник, которому я плачу деньги. Потребовалось время, чтобы перестроиться и понять, что сейчас все иначе. В быту тоже как у всех, по-всякому бывает. Но мы для этого и создаем семью, чтоб научиться понимать других и понять, кто ты сам.

– Кто первым идет на мировую?

– Раньше первой всегда была Таня. Я обидчивый и долго отходящий, скажем так. А Таня долго не может не разговаривать. Сейчас уже, с опытом, стараемся не затягивать конфликты, а сразу общаться и обсуждать причину недопонимания. После этого конфликтов стало намного меньше. Плюс мы вместе на психотерапии уже год. Это нам очень помогает.

– Почему боитесь одиночества?

– Я и боюсь, и не боюсь одновременно. Все зависит от настроения. И потом, сегодня мне кажется, что я уже так люблю людей и люблю жить, что точно не останусь один. Я боялся одиночества, когда уже был один. Нет, у меня были друзья, с которыми я проводил классно время, было с кем пообщаться, и работа есть и деньги. Вроде бы все есть, но… Но, когда я приезжал домой в свою однушку на «Останкино», я был очень одинок. Мне казалось, что у меня никогда не будет семьи и я не понимал, нужна ли она мне, это же большая ответственность. Готов ли я к этому? Я рискнул и понял, что это именно то, что нужно каждому человеку. Сегодня я мчусь домой с ожиданием увидеть своих деток. Вечером за ужином классно пошутить и посмеяться над этим вместе со своей семьей. Вместе путешествовать и осознавать, что я — батя, я классный муж, который устраивает своим близким хорошие воспоминания.

– Вы как-то сказали, что мечтаете выпускать песни, которые останутся на века. Как считаете, сейчас уже есть такая, что и через 50 лет будет звучать?

– Ну, это только лишь слушатель решит. Мне кажется, что песня «Счастливыми» может быть такой. У меня много других композиций, которые ждут свой черед, и, мне кажется, среди них уже есть парочка тех, что могут остаться на века.

– Вы признались в интервью, что вдохновляетесь творчеством Майкла Джексона, Игоря Крутого, Стиви Уандера, Константина Меладзе и Леонида Агутина. Кем в большей степени?

– У меня в детстве была кассета инструментальной музыки Игоря Яковлевича. До сих пор, когда слышу эту музыку, улетаю куда-то в другую реальность. Очень мне близка его музыка. Я считаю, что он — классик нашего времени. Потом уже я узнал, что и песни, которые мне нравятся, тоже он писал, и я влюбился еще больше. Я счастлив, что знаком с ним лично и благодарю его за разрешение и возможность выпустить песню «Я тучи разведу руками» в своей интерпретации. В моих наушниках всегда звучал «Вояж, вояж» — песня, которая очень откликается во мне. Лет с 10 я начал слушать Стиви Уандера, Мэрайю Кэри, Уитни Хьюстон, Майкла Джексона. С помощью их музыки я стал оттачивать вокальную технику. Благодаря этим певцам я научился разным вокальным приемам. Но по-настоящему нас трогает только то, о чем мы сможем задуматься. Меня, во всяком случае, точно. Для этого у меня в плейлисте Костя Меладзе и Леня Агутин. Помимо того, что это красивая музыка, я могу услышать классные качественные стихи, которые западут в душу и окутают с ног до головы.

Поделиться
Отправить
Класснуть
Линкануть
Вотсапнуть
Запинить
Помогла статья? Оцените её
(Пока оценок нет)
Загрузка...
Добавить комментарий