Саша Санта: «Я уже не помню себя невидящим» – Звезды

– Саша, музыкой вы начали заниматься с 5 лет — мама купила пианино, но, как я слышал, это было исключительно вашим желанием?

– Сначала мама отдала меня на бальные танцы, она говорит, что я так хотел сам, но в моей памяти осталось, что я хотел танцевать эстраду. В общем, с бальными танцами не задалось, потому что я несколько раз пропустил и остался без пары. Я очень переживал по этому поводу. На репетициях под песню Агутина «На сиреневой луне» я танцевал с мальчиком. Мне было очень стыдно, и я отказался ходить. После я попал в вокальный класс, где меня сразу же отметили, и понеслась движуха. У меня всегда все игрушки были связаны только с музыкой. Мне дарили и машинки, и сладости, и конструкторы всякие, но меня интересовали только лишь пианино, кассетный плеер и наушники. После того, как наш дом взорвался, мы долго жили у бабушки, и каким-то чудесным образом мама обменяла свою норковую шубу на небольшую двушку в центре города Темиртау в Казахстане. Она правда была убитая. Там был очень плохой ремонт и у нас совсем не было мебели и тем более телевизора. Спали мы на полу на матрасе, и мама читала мне книжки. Тоже очень классное время. Я был такой гордый и счастливый, что мы лежим в своей уже квартире, и неважно, что она такая вот некрасивая. Так вот, на первом этаже жила соседка Оксана, с которой подружилась моя мама. У Оксаны было пианино. Как же я ждал, когда мы пойдем к ней в гости! Мы приходили, и я стеснялся спросить, можно ли мне поиграть. Сидел, скромно ждал, когда же уже предложат. И как только я открывал крышку инструмента, испытывал такой адреналин! Даже сейчас, вспоминая это, мурашки по коже. Это какая-то магия. Мама поняла, что это моя большая любовь и отдала меня в музыкалку. Проучился я недолго. У меня есть такая особенность — я очень хорошо запоминаю на слух. Вот, значит, открыты ноты и учитель начинает играть мою партию, а я, не смотря в ноты, ее запоминаю и проигрываю тут же. Она это очень быстро поняла и начала ругать меня. Нужно было учить ноты, но мне это казалось так скучно. Я перестал ходить. Мама купила пианино домой, и я уже самостоятельно начал учиться играть. Через пару месяцев после того, как я бросил школу, я самостоятельно на слух сыграл «Лунную сонату» и уже развлекал ею и «Цыганочками» наших гостей.

– Это правда, что уже с 13 лет вы подрабатывали пением в ресторане?

– О да! Тоже классное время было. Помню, как лет в 11—12 я сидел с мамой на летнем кафе. Вечер, классная теплая погода, легкий ветерок, и звучит песня Газманова «Прощай». Я мечтал так же стоять и петь эту песню для людей. Мне тогда казалось, что это самое классное, что может со мной произойти. Потом в 13 я начал искать работу, как подработку перед Новым годом, и меня взяли в маленькую кафешку под названием «У Даны». Получал я немного, но мне тогда казалось, что это просто огромнейшие деньги. Потом как-то разошелся слух по голоду, что пацан-школьник поет в ресторане и меня уже стали звать в крутые заведения за хорошие деньги. Позже, уже в классе 9-м я начал работать еще и DJ в ночном клубе.

– То есть, вас смело можно назвать ресторанным лабухом?

– Я вообще впервые слышу такое название, и оно мне не очень нравится. Звучит как оскорбление (смеется). Я считаю, что вот то время, когда я работал в ресторанах — это база, где я мог тестить себя не только вокально, но и как артист, который сможет и развеселить народ, поднять их из-за стола с вкусными салатами и обратить на себя внимание, удержать его. Плюс разные жанры. Именно там я научился петь очень разную музыку от «фирмы» до шансона, который я тоже полюбил благодаря ресторанам. Это своего рода школа, где я смог понять, каким я могу быть, какой разный может быть зритель, ну и плюс ко всему, я зарабатывал неплохие для того времени деньги. В общем, если это и называется ресторанным лабухом, то пусть будет так. И я об этом ни капли не жалею и не стыжусь.

– Первые выигранные деньги на конкурсе потратили на запись песни? Что это была за композиция?

– Все произошло чуть иначе. Первые выигранные деньги — это выигрыш 100 тысяч на конкурсе я потратил на крутые колонки с сабвуфером, два телефона (себе и маме), а оставшиеся мы проели в кафешках. А вот заработанные — да. Это была скучнейшая песня, про безответную любовь. Но на то время, мне казалось, что это вообще суперхит, что это должны поставить на радио и все режиссеры мира захотят взять ее в кино (смеется).

– Слышал, что вы за ЗОЖ? Не курите, не употребляете алкоголь?

– Я не на ЗОЖ. Периодически я включаюсь в процесс, но быстро вылетаю. Это про силу воли. Четыре года назад до ковида я был в отличной форме, к которой шел очень долго и старательно. Потом летом я сделал операцию по коррекции зрения, и мне нельзя было заниматься спортом ближайшие полгода. Через полгода в спорт я не вернулся, потому что мы все закрылись дома, я начал много работать за компьютером и подъедать сладкое. И вот я то сброшу, то наберу вес и так уже 3 года. Полноценно вернуться в свою желанную форму я пока что не смог. Но у меня точно получится. Мы даже с супругой Таней уже придумывали много разных споров, которые я успешно проигрывал. Ничего не помогает. Только сила воли. С алкоголем у меня никогда не было проблем, к счастью. Это вообще не моя история. Я могу выпить в компании бокал вина, но сказать, что я получаю от этого удовольствие, не могу. А вот с курением чуть сложнее. Мне нравится, и я ничего не могу поделать. Причем я бросал надолго и жил себе спокойно. Получается, что могу не курить. Это опять же про силу воли. Нужно перетерпеть некоторые время. Но пока я только откладываю это на завтра.

– Какой вид спорта вам нравится?

– Я всегда мечтал профессионально плавать. У меня в детстве было очень много ограничений из-за физических особенностей. У меня очень плохое зрение, из-за этого я испытывал сильные головные боли, поэтому спорт был противопоказан. Когда я уже обосновался в Москве, начал ходить в спортзал и потихоньку учился плавать. Потом в 2015 году я сделал операцию по коррекции зрения. Первые 3 дня я сидел в ванной в темноте, потому что любой луч света доставлял мне дикую боль. Но потом, когда я вышел на улицу и увидел все в супер-ярких красках, я так жалел, что не сделал этого раньше! Я как ребенок ходил и тыкал пальцем во все, что раньше не мог разглядеть. Это очень классные ощущения. Сейчас, уже спустя 8 лет, я не помню себя невидящим. Кажется, что так было всегда. Это говорит о том, что мы быстро забываем плохое и быстро привыкаем к хорошему.

– О чем мечтали в детстве и что уже сбылось?

– Я мечтал стоять на сцене и петь. Всегда. Я никогда не рассматривал запасных вариантов. Всегда знал, что я родился для того, чтобы использовать свой талант. Это мое самое большое удовольствие. Еще я мечтал есть много салата оливье. Так сложилось, что сегодня я могу себе это позволить. У нас семейная традиция. В день моего возвращения с гастролей Таня всегда готовит мне этот салат. Я даже иногда забываю об этом, но она нет (улыбается).

Поделиться
Отправить
Класснуть
Линкануть
Вотсапнуть
Запинить
Помогла статья? Оцените её
(Пока оценок нет)
Загрузка...
Добавить комментарий