Сергей Гинзбург и Ольга Виниченко: «Для того, чтобы любить, необязательно изучать Камасутру» – Звезды

Режиссер Сергей Гинзбург и актриса Ольга Виниченко счастливы вместе уже восемь лет и три из них в официальном браке. Однако совместное интервью дают впервые. Мы поговорили о том, что их связывает, кроме любви и кино.

– Ольга, Сергей, как вам кажется, важно ли для счастливой совместной жизни иметь общие интересы, вкусы и увлечения? — Я не говорю о профессии…

Сергей: Вообще ничего не важно, просто, когда что-то совпадает, это здорово. Например, мы любим кататься на горных лыжах и на коньках. Раз в год обязательно ездим на горнолыжные курорты. Но если Оля в какой-то момент не хочет кататься, она спокойно посидит где-то, подождет меня. Мы можем вместе пойти на вечернюю прогулку, а могу и сказать: «Нет, я с тобой не пойду, потому что ты медленно ходишь». Вдвоем мы всегда идем, болтаем, а один я задаю такой темп, что не до разговоров. И это никого не напрягает.

– Хорошо, ну а во взглядах, мировоззрении пара должна сходиться?

Ольга: На мой взгляд, все-таки в жизненных ценностях хорошо, когда люди совпадают. И мне кажется, что у нас это так.

Сергей: Ну конечно, здесь мы похожи. Если бы мы не чувствовали одинаково мир, вряд ли могли бы существовать вместе.

– Приходя домой после работы, у вас есть потребность рассказать, что произошло за день? И вообще много ли вы разговариваете, ведь прошло уже восемь лет, как вы вместе?

Ольга: Мне кажется, что я не затыкаюсь вообще (смеется), а Сережа меня слушает.

Сергей: Когда мы оба приходим с работы, то буквально два-три слова — и нам просто хорошо молчать. Гораздо хуже, когда Оля в этот день не работала. (Хохочет.)

– Ольга, читала, что вы не знали Сергея, когда подошли к нему знакомиться на каком-то мероприятии. В это трудно поверить, к тому же внешность у него запоминающаяся…

Ольга: И он не верит, что я его не знала. Никто не верит. (Смеется.) Но я действительно не знала, что это режиссер Сергей Гинзбург. Понятно, что там собралась творческая тусовка: актеры, режиссеры, продюсеры и другие люди из этой среды, но Сергея я честно не знала.

Сергей: Она подумала, что я рок-звезда. (Улыбается.)

– А чем привлек вас этот неизвестный мужчина?

Ольга: Сидел лысый, очень привлекательный мужчина и курил трубку, меня что-то повело в его сторону, и я сказала: «Здравствуйте, как вас зовут»? Мы немного поговорили, а потом в конце вечера знакомая актриса сказала мне, что это режиссер Сергей Гинзбург.

Сергей: Мы только потанцевали, но это же не обязывает ни к чему. (Улыбается.) А когда она узнала, что я режиссер, написала мне в соцсети.

– Ольга, а что вы написали, если не секрет, с каким посылом?

Ольга: Я прислала актерское резюме, указала свой телефон и телефон агента, и Сергей перезвонил мне через месяц!

– Сергей, почему так?

Сергей: Ну, познакомились и познакомились, написала и написала. У нее своя жизнь и работа, у меня своя. Через месяц я вспомнил.

Ольга: Спасибо, Сереж. Это в связи с чем же? (Смеется.)

Сергей: Просто вспомнил. Я написал, она написала, и закрутилось. Как в фильме «Любовь и голуби»: «Да кака судьба, по пьянке закрутилось». (Смеется.)

Ольга: Но я не пью. (Хохочет.)

– Сергей, вот вы цитируете «Любовь и голуби», Ольга тоже любит советские картины. А бывало, что вы процитировали что-то или пошутили, а Ольга не поняла? Все-таки разница не только в возрасте, времена сильно отличаются.

Сергей: Если я что-то процитирую, а она не знает, то спрашивает. И она мне может сказать то, чего я не знаю. Никто по этому поводу не парится. Что касается отношений, то это вообще не так работает. Тут важна «химия» между мужчиной и женщиной, а все остальное — какие-то социальные опасения, мысли, что так не принято, — мы решили не брать во внимание, а поставить эксперимент и проверить все на собственном опыте. И практически никакой разницы мы не чувствуем.

– А после того звонка что последовало?

Ольга: Мы встретились, потом опять созвонились и встретились. Болтали, шутили, но телефонного романа у нас не было. Ходили на свидания, а вскоре Сергей уехал снимать сериал «Зорге» в Китай. Я очень скучала и приехала к нему туда. Потом еще приезжала, мы отдыхали вместе, а жить семьей стали примерно через два года. Все произошло само собой.

– Это была первая серьезная любовь?

Сергей: У меня да (смеется), у нее — не знаю!

– Какое у вас обоих ощущение: восемь лет со знакомства — это долгий срок или годы пролетели незаметно?

Ольга: Пролетели. Иногда мы думаем: «А сколько мы уже вместе? А женаты сколько?». Хотя у нас на кольцах есть гравировка и я всегда могу посмотреть, когда мы расписались. (Смеется.) Сейчас вообще время не замечаешь, вот уже и Новый год, а кажется, только 2023-й начинался.

Сергей: И я так же ощущаю. Когда что-то проходит, особенно хорошее, кажется, что это было мгновение. Начинаешь готовить новую картину, обычно на это уходят годы, и вначале думаешь: «О! Когда еще улитка доползет». Заканчивается работа, и оказывается, что все так быстро прошло. В детстве и юности казалось, что время в школе тянется, а потом в какой-то период оно начало лететь. А сейчас год начинается, впереди двенадцать месяцев, но раз… снова елку наряжать.

– А как у вас обычно отмечаются праздники и с кем?

Ольга: Все Сережины друзья приняли меня, все мои друзья — его, они стали общими. Один из новогодних праздников мы отмечали у друга Сережи, а в прошлом году с моими друзьями проводили, а перед этим заезжали к Сережиной маме вместе с его детьми.

– Сергей, вы быстро Ольгу с сыновьями познакомили? И они ее сразу приняли?

Сергей: Мы вообще ничего не делали специально, я не обзванивал детей со словами: «Дети, страшную весть я принес в ваш дом» (смеется), это все произошло абсолютно естественно, по ходу пьесы.

– Хорошо ли, на ваш взгляд, когда муж и жена из одного круга? А может, поскольку у вас, Сергей, был опыт режиссерско-актерской семьи, вам не хотелось его повторять, но так случилось?

Сергей: Никто об этом вообще не думал. Хотя я скажу, что это не самый простой брак, когда два человека занимаются близкими профессиями. Но, к сожалению, так или иначе большинство из нас варится в одном кругу. Вопрос в том, насколько вторая половина понимает специфику твоей профессии, потому что далеко не каждый со стороны может вообще понять, что это такое.

Ольга: Да, это же ужасно, когда человек трудится по двенадцать часов, да еще в основном с переработками. Помимо этого Сергея частенько задерживают после смены, потому что у всех куча вопросов к нему по следующему съемочному дню и не только. Он уже третий или четвертый год подряд снимает в Питере, а я подстраиваюсь под него и в свои выходные мчусь туда.

Сергей: Потому что у меня выходных нет. (Смеется.)

Ольга: Да, и мы с ним вместе едем на выбор натуры. Мне кажется, что таким людям легче понять друг друга. Бывает, что я очень устала, не хочу говорить и делать ничего не могу, потому что был сложный день или мы перемерзли, работая на морозе, и я просто иду в душ, а потом лежу. Нам достаточно пары слов, чтобы мы друг друга поняли, и в этом кайф.

– Оля, простите, знаю, что у вас в двадцать лет не стало мамы, и ей было всего тридцать девять. Вы Сергею достаточно быстро рассказали об этом трагическом факте? Не повлияло ли это на ваши отношения, не воспринимал ли он вас маленькой девочкой, оставшейся без мамы?

Ольга: Не помню, когда рассказала, потому что я в принципе очень открытый человек. А по ощущениям, когда ушла мама, я стала очень взрослой девочкой. И взрослой для всех в семье, для папы — некой мамой, и для сестры, и для брата.

– Сергей: Теперь и для меня.

Ольга: Да, и он зовет меня «мамо» иногда. (Смеется.) Я познакомила Сережу с папой, он приезжал в Москву перед эпидемией ковида, с тех пор они хорошо общаются. Мама Сергея меня знала заочно, но как-то он поехал в командировку, приходил курьер, и я забыла за ним закрыть дверь. И пришла Сережина мама проверить счетчики, у нее не было ключей от квартиры, только от тамбура, и она испугалась, что дверь приоткрыта. Вошла, и я спросила: «А вы мама Сергея?». Так мы с ней познакомились. Было это то ли в первый, то ли во второй год совместной жизни. И как-то мы стали общаться, я называю ее мамой, она даже Сергею не каждый день звонит (смеется), а мне каждый.

Сергей: Что да, то да. Причем удивительно, что к моим женам мама не очень хорошо относилась.

Ольга: Я первая жена, к которой Тамара Николаевна хорошо относится. (Смеется.) Она говорит: «У меня теперь есть не только сын, но и дочь». У нас теплые отношения, я к ней езжу, у нас свои секретики от Сережи.

Сергей: И они строят меня. (Смеется.)

Ольга: Да. (Хохочет.) У нее сын и внуки, а мальчики же более закрытые. В основном спрашивают у мамы, как у нее дела, как здоровье, что ей надо — и побежали. Я же расскажу все, что у нас происходит: куда Сергей ходил, с кем разговаривал, что с Никитой, как Егор, Клим, кто заболел, выздоровел. Все бытовые моменты и сплетни (смеется) мы с ней обсуждаем. Сергей говорит, что мы очень похожи, обе командирши. (Смеется.)

– Карантин был очень показателен для семейных пар. Кто-то сплотился, кто-то развелся. Для вас как прошло это время?

Ольга: Я могу ответить коротко: после карантина Сергей сделал мне предложение.

Сергей: Наконец-то мы познакомились. (Улыбается.)

– Вам обоим было важно узаконить отношения?

Сергей: Я считаю, что это вообще не имеет значения, ничего не меняет в отношениях. Но это была возможность подарить еще один праздник, и я подумал: «Надо уже как-то назвать наши отношения и устроить какое-то шоу из этого».

Ольга: Какое шоу, мы же вдвоем были?!

Сергей: Шоу — это предложение.

Ольга: Это да. На мой день рождения Сережа выстелил пол нашей квартиры лепестками роз.

Сергей: Это был путь к подарку.

Ольга: Сказал, что у него есть подарок и я должна подождать в другой комнате. Я попросила его снять все на видео, интересно же, что за подарок, как я буду открывать его. Конечно, как всякая девушка, я ждала предложения, но когда оно будет, никто не знает. И это была коробочка, в которой лежали конфеты и еще одна коробочка, тоже с конфетами и еще одной коробочкой. И последнюю коробочку Сережа сам стилизовал, клеил на нее разные сердечки, он романтичный у меня…

Сергей: Я просто сэкономил на ней. (Смеется.)

Ольга: Нет, он романтик, но не хочет в этом признаваться. И вот в ней было кольцо. Я смотрю на него и говорю: «Я согласна». А он еще предложения не делает. И я ему: «Ну ты спроси хоть». (Смеется.) Ну конечно, я ответила «да»

Ольга: Причем и конфеты, я сейчас подумала, там были не случайно, так как Сережа знал, как я их с детства люблю.

Сергей: Конечно. Я же все-таки какой-никакой, а режиссер. (Смеется.)

– Вы ждали такого шага?

Ольга: Конечно, мне важно быть замужем, я хотела, как мама на свадьбе с папой, надеть белое платье, хотела церемонию росписи, фотографии, чтобы потом показывать их детям, еще кому-то.

Сергей: Да, и я подумал: пока она молодая, надо, конечно, сделать фотографии. (Улыбается.)

– Сергей, жена ни разу не снималась у вас, хотя она хорошая актриса, это видно по ее работам. Почему?

Сергей: Ольга — замечательная актриса, и это я говорю не как муж, а как режиссер. Но отвечая, спрошу: «Вы никогда не задавались вопросом, почему хорошие хирурги, как правило, не оперируют своих жен?» Так и мы, хотя ни о чем не договаривались, не смешиваем работу и личную жизнь. И, к сожалению, сейчас такое время, что режиссер редко сам себе выбирает материал и актеров. Более того, Оля не инвалид, чтобы ей уступать место в транспорте.

– Так и Лика Нифонтова, к примеру, не инвалид. И она, конечно, далеко не во всех фильмах Сергея Урсуляка снималась, но все же…

Сергей: Да, Лика замечательная актриса, и это счастливое совпадение. Если у меня случится такое, я буду рад, но прежде всего речь о материале. В «Великую» я Олю даже не пробовал, потому что, на мой взгляд, там для нее роли не было. У меня куча замечательных талантливых друзей, с которыми я хочу работать, но не совпадает — и все, и я не утверждаю их. К тому же Оле гораздо сложнее попасть ко мне — должно быть стопроцентное совпадение, чтобы никто ничего не мог сказать. Поэтому, если господь даст, мы обязательно сделаем что-то совместное. А просто дать ей проходную роль неинтересно никому из нас, она и так много работает, и у нее хватает предложений.

Ольга: Я стараюсь расширить диапазон, но у меня есть определенные проблемы из-за фактуры, так как мой рост сто семьдесят девять сантиметров, но я везде говорю на один сантиметр меньше. (Смеется.)

Сергей: Дело в том, что сейчас с таким ростом девушке сложно, потому что все герои мелкие.

– Куда делся мужик? Только Горбатов да Хабаров рослые…

Ольга: Кстати, мы с Антоном снимались в сериале «Одесса» в главных ролях.

– А у вас, Сергей, сколько рост?

Сергей: Где-то сто восемьдесят пять, может быть, я сантиметр и прибавил. (Смеется.)

– Вот, зато Оля нашла себе вторую половинку, с которой не задумываясь можно почти любой каблук надеть…

Сергей: Не унижая мужского достоинства.

– Сергей, мы говорили о «химии», но, тем не менее, проходит время, и может случиться ситуация, как в миниатюре Аркадия Райкина: «Она смотрела на меня, открыв рот. Через три дня я сказал: ‘Закрой рот, дура, я уже все сказал». Так вот вам важно, чтобы через три дня не было скучно?

Сергей: Когда мы говорим о «химии», это не только про физиологию, это прежде всего про совпадение. Мужчины, особенно такие, как я, пугливые, как джейраны (смеется), поэтому, с одной стороны, «плохо человеку быть одному», а с другой — в какие-то периоды своей жизни я считал, что не плохо, нормально. А что такое надежность? Это когда ты думаешь, что у тебя есть партнер, который, не дай бог, если тебе станет плохо, поволочет тебя, как раненого, по лесу, чтобы выйти к своим. Это же не высказывается словами, не формулируется. Надежность просто либо есть, либо нет.

– Конечно, надежность важна, но я вижу, как вы общаетесь, мне кажется, у вас обоих потрясающее чувство юмора и вам не скучно вместе…

Ольга: У нас есть помощница по дому, и она говорит: «Оля, я понимаю Сергея, ему никогда с тобой не скучно». (Смеется.)

Сергей: Это сложная штука. Вы можете объяснить, как вы дышите? Не нужно пытаться раскладывать все на молекулы. Для того чтобы любить, необязательно изучать Камасутру.

– Сергей, когда вы познакомились с Ольгой, вы были в периоде одиночества?

Сергей: Я был в паузе. Но вопрос не в этом. Если бы мне это было неинтересно, ничего бы не случилось. А дальше по принципу: «Плевать, что будет завтра. Завтра и посмотрим».

Ольга: На самом деле Сергей меня не подпускал на эмоциональном плане года два с половиной. А мне хотелось большей открытости. Но зная о его предыдущих опытах, наверное, я где-то в глубине души понимала, что когда-нибудь наступит такой день.

– Вы имеете в виду тяжелый развод с Яной Поплавской? Сергей, как вы нашли в себе силы продолжать влюбляться, строить отношения?

Сергей: Ну как?! К счастью, люди разные. Но, может, моя закрытость отчасти и от этого шла.

– Кто или что вам помогло в тот период?

Сергей: Я сын альпиниста и сам выкарабкивался. Со мной не надо было сидеть, я мог справиться с любой болью. Кстати, у нас с Яной были общие друзья, и она поставила им условие не общаться со мной. И для меня более важно, что они остались, а о тех, кто пропал, нет смысла жалеть. Значит, они и не были друзьями.

– Вы оба выросли в достаточно трудных материальных условиях, Ольга вообще собирала конфеты на кладбище…

Сергей: А я окурки собирал, потому что где мы могли купить сигареты? Бутылки собирали и сдавали. И в этом нет ничего зазорного, это не воровство, это наша первая детская работа.

– И при этом мне кажется, вы с Ольгой не зациклены на деньгах, не стремитесь накопить побольше.

Сергей: Мы деньги бесконечно тратим. (Смеется.) На всех, на подарки, на все, что доставляет нам удовольствие. Но становиться их рабами мы не хотим. Иначе мы занимались бы не этой профессией.

– Ольга, вы рассказывали, что первые деньги потратили на ремонт крыши у папы, а не на что- то для себя…

Сергей: Как только Оля начала зарабатывать, она сразу стала покупать мне какие- то немыслимые подарки.

Ольга: Ну, не немыслимые (смеется), помню телефон и самокат.

Сергей: Но дело даже не в этом, а в том, что когда не было денег, она придумывала и делала подарки сама. И самый дорогой для меня — это икона Святого Сергия, которую она своими руками вышила. Теперь она стоит у нас дома на самом видном месте.

Ольга: Я взяла благословение у батюшки на то, чтобы вышить эту икону. Там был рисунок, набор полудрагоценных камней, разные бусины и проволоки, которыми надо было все скреплять. И я делала это полгода. Закрывалась в комнате и запрещала Сереже заходить.

Сергей: И день рождения прошел… (Смеется.)

Ольга: Ну да, я не успела к сроку, хотя я очень старалась.

Сергей: А самое главное, я не мог догадаться, что она там делает. И раз мне говорят не заходить, хоть я и любопытный (смеется), не стану подглядывать. Все Олины подарки очень запоминающиеся, хорошие. Но этот особенно дорог мне, так как в нем есть энергия любви.

Поделиться
Отправить
Класснуть
Линкануть
Вотсапнуть
Запинить
Помогла статья? Оцените её
(Пока оценок нет)
Загрузка...
Добавить комментарий