Юлия Савичева: «Остались в Португалии − решили, что это судьба» – Звезды

— Вы родились в День всех влюбленных, 14 февраля, это как-то отразилось на вашей судьбе?

— Да, это повлияло и на судьбу, и на творчество. Мне повезло в любви и в жизни. Я обожаю петь про любовь: лирические песни о взаимном чувстве и душещипательные − о неразделённой любви. Обожаю смотреть мелодрамы.

— Вообще верите в числа, астрологию, предсказателей? Обращались к ним за советом?

— Ни разу не обращалась к астрологам и предсказателям и отношусь к ним с большой осторожностью. Может, что-то такое и существует, но я уверена: как мы себя запрограммируем, так все и будет. Я верующий человек и верю в существование чего-то всеобъемлющего, наивысшей энергии, верю в космос, который всех объединяет. Та энергия, которую мы посылаем, к нам и возвращается.

— Вы с детства знакомы с Максимом Фадеевым, ваш папа играл с ним в одной группе, он раньше участвовал в вашей судьбе. Общаетесь ли с ним сегодня?

— Да, действительно, с самого детства у меня были близкие отношения с Максом, он участвовал в моей жизни и всячески помогал. И сейчас у нас тоже замечательные отношения, мы на связи, иногда созваниваемся, переписываемся.

— Поддерживаете ли отношения с Линдой?

— К сожалению, мы не общаемся, но я бы очень хотела с ней увидеться и поговорить.

— Вы работали с Джиганом. Поделитесь впечатлением от сотрудничества? Легко ли работать с ним на одной площадке?

— Когда я впервые услышала песню «Отпусти», то была поражена её искренностью. Думаю, что те же чувства испытали и слушатели, которые полюбили ее. Считаю, что в ней всё прекрасно: и слова, и те эмоции, которые Джиган вложил в свой рэп. Первый раз мы встретились на съёмках клипа «Отпусти» в 2012 году. Я запомнила Джигана скромным, милым мальчиком, который ко всему относился с осторожностью. А через несколько лет он вновь предложил спеть вместе, написал «Любить больше нечем». Это было, когда Джиган уже ушёл из Blackstar и стал самостоятельным артистом. Тогда я думала, что нельзя войти в одну реку дважды, но эта песня повторила успех нашей первой работы и стала такой же любимой.

«Я бы очень хотела увидеться и поговорить с Линдой»

— Используете «в личных целях» профессию супруга-композитора?

— Спрашиваете! Конечно, использую! Именно я вдохновила его писать песни. Считаю, что наша самая удачная работа на данный момент − трек «Goodbye, любовь». Саша написал очень много песен для альбома CLV, их обожают слушатели и очень ждут на концертах. И, конечно же, наш B-side проект, как я его называю, альбом «Личное», создан моим мужем, и мы им очень гордимся. Это те песни, которые далеки от моего привычного творчества, но не менее важны для меня.

— Несколько лет назад вы потеряли ребенка, будучи на втором месяце беременности. Что предпринимали, чтобы не сойти с ума? Сейчас, когда уже прошло время, можете дать совет, как преодолеть неминуемый кризис?

— Все, что с нами происходит, случается не просто так. Мы должны понять, почему это случилось, сделать правильные выводы. В нашем случае было следующее: мы хотели стать родителями, но я продолжала активно гастролировать, не берегла себя, старалась объединить профессию и личную жизнь. И пока я не приняла решение, не объяснила продюсеру, что мне нужно взять паузу на год, сосредоточиться на семье, того, о чём мы мечтали, не случилось. Как переживали потерю? Мы поддерживали друг друга, несмотря на то что каждому из нас было непросто. Мы были в контакте, не уходили в себя. Каждый реагирует по-своему, нужно понимать, как человеку будет комфортнее пережить потерю.

— Почему во время второй беременности вы решили уехать в Португалию?

— До второй беременности мы были в Москве. Мы очень долго готовились, прошли определенный курс лечения. В какой-то момент мы захотели отдохнуть, от всего отвлечься и просто улетели на два месяца в Португалию к отцу моего мужа, у нас были билеты туда-обратно. Когда мы полностью расслабились и не думали ни о чем, все и произошло. Летать мне запретили, а до возвращения в Москву оставалась неделя. Так мы и остались в Португалии − решили, что это судьба.

«Сегодня дочери четыре года, у нас растёт настоящая артистка»

— Вы или супруг Александр суеверные, ведь первые фото дочки Ани, которая родилась в 2017 году, появились в соцсетях только в 2019?

— В плане личной жизни мы достаточно закрытые люди. Тут дело даже не в суевериях, мы считаем, что у ребенка должно быть личное пространство, тем более, когда он ещё маленький и не осознаёт, что на него смотрит очень много людей. Мы не хотели, чтобы Аня стала старше и начала задавать вопросы, почему мы публиковали её фото без разрешения. Сегодня дочери четыре года, у нас растёт настоящая артистка. Аня любит наблюдать, как я крашусь, танцую, снимаю что-то, она очень хочет быть как мама. Она обожает позировать, быть в центре внимания, любит участвовать в фотосессиях. Именно поэтому Аня стала регулярно появляться в моих социальных сетях.

— Когда у вас родилась Аня, вы действительно сами придумали и нарисовали эскиз татуировки в честь нее для тату-мастера, который и нанес ее вам на руку?

— Мы с мужем сделали татуировки в честь рождения дочери, договорились об этом, когда она была у меня в животе. В тату-салон пошли уже после того, как появилась Аня. Эскиз своей татуировки я нарисовала сама, а тату моему мужу сделал мастер. Татуировки в честь дочери у нас разные.

— Признайтесь, вы и сегодня испытываете слабость к разным сладостям и чипсам?

— Да, я сладкоежка и чипсоед! Обожаю чипсы с луком, это моя слабость со школьных времён. А ещё пеку торты и для своих близких, и для друзей. Дегустировать люблю не меньше, чем печь.

— Юля, расскажите, пожалуйста, как сейчас обстоят дела с гастролями?

— Возвращаемся в гастрольный график. Очень жду встречи со зрителями, благо, что ковидные ограничения снимают. У нас много новых песен, в том числе «Майский дождь», который мы выпустили заранее, чтобы к маю его уже знали и пели все, и «Эверест», который очень любят слушатели.

Поделиться
Отправить
Класснуть
Линкануть
Вотсапнуть
Запинить
Помогла статья? Оцените её
(Пока оценок нет)
Загрузка...
Добавить комментарий